Бывший руководитель должника банкротство дело прекращено

ВС РФ подтвердил наличие права у экс-руководителя должника обжаловать действия (бездействие) конкурсного управляющего должника

«05» октября 2021 года Верховный Суд РФ, наконец-то, опубликовал полный текст Определения по жалобе экс-руководителя должника, привлекаемого к субсидиарной ответственности, на отказ в рассмотрении его жалобы на действия (бездействие) конкурсного управляющего должника с заявлением о взыскании убытков с конкурсного управляющего должника (Определение ВС РФ от 30.09.2021 № 307-ЭС21-9176, дело № А56-17680/2017).

Суд первой инстанции ранее возвратил указанную жалобу заявителю, сославшись на то, что лицо, в отношении которого в рамках дела о банкротстве подано заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, наделено правами и обязанностями участвующего в деле о банкротстве лица только в пределах рассмотрения обособленного спора по заявлению о привлечении его к субсидиарной ответственности.

Решение суда первой инстанции было поддержано судами апелляционной и кассационной инстанций.

Иными словами – вся судебная практика исходила из того, что бывший руководитель должника точно является контролирующий должника лицом, которое в абсолютном большинстве споров привлекается к субсидиарной ответственности, при этом процессы, направленные на правильное и наиболее полное формирование конкурсной массы, а равно – связанные с легитимным формирование реестра требований кредиторов должника, никак не затрагивают права указанного лица и, соответственно, такое лицо не имеет право заявлять свою позицию относительно указанных процессов.

Рассматриваемое Определение должно положить конец порочной практике!

Основные доводы Верховный Суд РФ лежат на поверхности и давно озвучены специалистами, сопровождающими банкротные процессы.

Теперь они закреплены в настоящем Определении:

  1. В части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации закреплено, что каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.
  2. В силу пункта 1 статьи 61.15 Закона о банкротстве лицо, в отношении которого в рамках дела о банкротстве подано заявление о привлечении к ответственности, имеет права и несёт обязанности лица, участвующего в деле о банкротстве, как ответчик по этому заявлению.
  3. В соответствии с пунктом 11 статьи 61.11 Закона о банкротстве размер субсидиарной ответственности контролирующего должника лица равен совокупному размеру требований кредиторов, включённых в реестр требований кредиторов должника, а также заявленных после закрытия реестра требований кредиторов и требований кредиторов по текущим платежам, оставшихся не погашенными по причине недостаточности имущества должника.
  4. САМОЕ ВАЖНОЕ: на правовое положение контролирующего лица в связи с этим влияют два ключевых обстоятельства: 1) совокупный размер требований кредиторов к должнику и 2) объём конкурсной массы. Разница между двумя названными величинами и составляет размер ответственности контролирующего лица. Соответственно, контролирующему лицу должны быть предоставлены полномочия тем или иным образом влиять на две указанные величины, так как они ему объективно противопоставляются.
  5. Последствия ненадлежащего исполнения конкурсным управляющим должника обязанностей по взысканию дебиторской задолженности и правомерному расходованию конкурсной массы может нести экс-руководитель должника как контролирующее должника лицо путём привлечения его к субсидиарной ответственности, заявитель при обращении в суд с жалобой на действия конкурсного управляющего правомерно исходил из своей заинтересованности в должном формировании и расходовании конкурсной массы.

Как итог, Верховный Суд РФ делает совершенно объективный и своевременный вывод:

Контролирующее должника лицо, выбрав активную защиту своих прав в связи с возникновением обособленного спора по заявлению о привлечении его к субсидиарной ответственности, не может быть лишено возможности на обращение в суд с жалобой на действия конкурсного управляющего должником со ссылкой на отсутствие статуса основного участника дела о банкротстве в соответствии с положениями статьи 34 Закона о банкротстве. Доказанность наличия причинно-следственной связи между неправомерными действиями (бездействием) конкурсного управляющего и убытками на стороне должника и его кредиторов, приведёт к взысканию с конкурсного управляющего в конкурсную массу должника денежных средств, что, как следствие, приведёт к уменьшению размера возможной субсидиарной ответственности экс-руководителя должника. Иного способа защиты у контролирующего должника лица в рассматриваемом случае не имеется.

Вопрос о принятии к производству жалобы экс-руководителя должника на действия (бездействие) конкурсного управляющего направлен на новое рассмотрение.

С нетерпением ждем реакции суда первой инстанции и надеемся на постепенное исправление сложившейся судебной практики, которая в настоящее время явно не учитывает права и законные интересы экс-руководителя должника, привлекаемого к субсидиарной ответственности.

Банкротство закончилось, а риски привлечения к субсидиарной ответственности остались. Почему?

Привлечение к субсидиарной ответственности, как правило, ассоциируется с банкротством компании. Однако право на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности может возникнуть и после банкротства, а в некоторых случаях и вовсе не привязано к процедуре банкротства, например, если компания ликвидировалась, а долги остались. Поговорим о привлечении к субсидиарной ответственности вне дела о банкротстве.

Кто вправе инициировать привлечение к субсидиарной ответственности?

Право на обращение в суд в связи с завершением конкурсного производства или прекращением банкротства в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур согласно п. 3 и 4 ст. 61.14 Закона о банкротстве, имеют:

  • Текущие кредиторы

Если требования таких кредиторов подтверждены вступившим в законную силу судебным актом или иным документом, подлежащим принудительному исполнению в силу закона, но только по основаниям ст. 61.11 Закона о банкротстве (невозможность погашения реестра кредиторов).

Важно отметить, что текущие кредиторы не обладают правом на обращение с заявлением о привлечении к ответственности в рамках дела о банкротстве. Такой вывод следует из пункта 1 статьи 61.14 Закона о банкротстве и подтверждается судебной практикой, в частности, Постановлением Арбитражного суда Уральского округа от 25.11.2020 г. по делу N А60-741/2015.

  • Конкурсные кредиторы, зареестровые кредиторы и заявитель по делу о банкротстве

После завершения конкурсного производства или прекращения производства по делу в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения расходов на проведение процедур банкротства, заявление о привлечении к субсидиарной ответственности вправе подать только те кредиторы, работники должника, чьи требования в рамках дела о банкротстве были признаны обоснованными и включены в реестр требований кредиторов должника, в том числе в порядке, предусмотренном пунктом 4 статьи 142 Закона о банкротстве (п. 28. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»).

  • Уполномоченный орган

В случае возвращения заявления о признании должника банкротом, если возврат мотивирован отсутствием свидетельств, подтверждающих вероятность обнаружения имущества должника, за счет которого могут быть покрыты расходы по делу о банкротстве (пункты 30, 31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53).

Право на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности возникает в отношении ликвидированного должника, в том числе, ликвидированного в административном порядке, т.е. юридических лиц, исключенных из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа на основании статьи 21.1 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Вопрос о возможности привлечения к ответственности неоднократно был предметом споров. В частности, стоял вопрос о возможности привлечения к ответственности, если изначально заявитель не предпринял ряд действий по обращению с заявлением о признании должника банкротом. Критерии были сформулированы в Постановлении Конституционного Суда РФ от 21.05.2021 № 20-П по делу о проверке конституционности п. 3.1 ст. 3 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» в связи с жалобой гражданки Г.В.Карпук.

Так, Конституционный Суд РФ пришел к следующим выводам. Лица, чьи права затрагиваются в связи с исключением недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ, имеют возможность в течение 3 месяцев со дня опубликования решения об исключении подать возражение против исключения (пункты 3 и 4 статьи 21.1 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»). Однако неподача кредитором заявления о прекращении ликвидации не является основанием для отказа ему в праве требовать привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих лиц (п. 3.1 ст. 3 Федерального закона «Об ООО»).

Основания и доказывание

Так, для обращения с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности необходимо наличие следующих элементов:

  • противоправное поведение;
  • вред;
  • причинная связь между действиями как руководителя, так и учредителя должника, и тем, что долг перед кредитором не был погашен, и вина правонарушителя.

Должна присутствовать вся совокупность критериев.

Сложность заключается в том, что кредиторы объективно ограничены в доказывании того, что контролирующие должника лица вели себя неразумно и недобросовестно вне рамок дела о банкротстве, поскольку не располагают документами хозяйственной деятельности должника, нет информации о расходовании денежных средств должником. Ввиду этого перенос бремени доказывания исключительно на кредиторов нарушал бы процессуальное равенство сторон.

Однако при определенных обстоятельствах, таких как отказ от дачи пояснений, неявка в суд бремя доказывания правомерности действий контролировавших общество лиц и отсутствия причинно-следственной связи возлагается судом на ответчика. Если истцом выступает физлицо-потребитель, действует презумпция недобросовестности контролирующих лиц.

Вывод о переносе бремени доказывания невиновности и отсутствия противоправного поведения на контролирующего должника лица является важным, поскольку кредитор ограничен в доказывании обстоятельств недобросовестности. Судебных решений об отказе в привлечении к ответственности по причине недоказанности достаточно много.

Например, Апелляционное определение Московского городского суда от 28.04.2021 по делу N 33-17338/2021, где суд указал, что недоказанность хотя бы одного из обстоятельств влечет отказ в удовлетворении заявления; бремя доказывания относится на лицо, заявившее соответствующее требование к лицу, которое может быть привлечено к субсидиарной ответственности. В апелляционном определении Санкт-Петербургского городского суда от 27.10.2020 N 33-21438/2020 по делу N 2-621/2020 суд отказал в привлечении руководителей, поскольку бремя доказывания недобросовестности либо неразумности действий органов юридического лица возлагается на лицо, требующее привлечения участников к ответственности, то есть в рассматриваемом случае на истца, и он не доказал обстоятельства, требующие доказывания.

Вопросы подсудности

На практике возникают разногласия по поводу выбора подсудности при предъявлении требований о привлечении к субсидиарной ответственности ликвидируемого должника, поскольку нет нормативного закрепления подсудности в отношении таких споров.

Читайте также  Что дает звание ветеран таможенной службы

Из анализа актуальной судебной практики можно усмотреть, что с исками о привлечении к субсидиарной ответственности в отношении контролирующих лиц должника, который был ликвидирован, обращаются как в суды общей юрисдикции, так и в арбитражные суды. Так, к примеру, суд общей юрисдикции считает, что спор не является корпоративным, по этой причине его нельзя рассматривать по правилам гл. 28.1 АПК РФ, в то время как арбитражные суды наоборот относят подобные споры к разряду корпоративных.

  • Определение Верховного Суда РФ от 20.07.2021 года № 1-КГ21-4-КЗ по делу № 2-2965/2019;
  • Апелляционное определение Московского городского суда от 16.06.2020 N 33-17623/2020 и Апелляционное определение Московского городского суда от 24.04.2019 по делу N 33-18812/2019;
  • Апелляционное определение Московского городского суда от 16.06.2020 № 33—17623/2020;
  • Определение Верховного Суда Российской Федерации от 30.01.2020 N 306-ЭС19-18285 по делу N А65-27181/2018;
  • Определение Верховного Суда РФ от 25.08. 2020 года № 307-ЭС20-180 по делу № А21-15124/2018;
  • Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30.07.2021 по делу N А40-71550/2021.

В заключение

Для приобретения права на обращение с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности кредитору необходимо самостоятельно обратиться с заявлением о признании должника банкротом, то есть если ранее по заявлению другого кредитора дело о банкротстве было прекращено, у любого другого кредитора автоматически не возникает право на обращение с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности.

Если судом будет установлена недостаточность имущества должника для финансирования процедуры банкротства, то заявление кредитора будет оставлено без рассмотрения. После этого у кредитора возникает право на обращение в суд о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности.

В случае, если лицо ликвидировано, и со стороны кредиторы не было подано возражение против исключения, то дна этот действующее законодательство предусматривает механизм защиты прав и интересов кредиторов ликвидированного юридического лица через институт субсидиарной ответственности.

Главный недостаток для кредитора при привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц ликвидированного должника — это усеченный набор доказательств, указывающий на противоправность действий ответчика.

Однако кредитор всегда может воспользоваться правом на подачу ходатайства в суд об оказании содействия в получении информации, ведь заявитель не обладает возможностью самостоятельно получить необходимые доказательства. В таком случае нужно у ответчиков истребовать доказательства расходования денежных средств должника, пояснения причин неплатежеспособности.

Вам надо по-другому работать с наличкой. Кого прижмут налоговики и банки? Забирайте запись, пожалуй, лучшего вебинара «Клерка»: «Как будут контролировать наличку по 115-ФЗ».

Только до завтра можно забрать запись со скидкой 60%. Программу вебинара смотрите здесь

ВС одобрил «субсидиарку» без банкротства

В 2014 году «Ниша» и «Логостайл» договорились о поставке молочной продукции. «Логостайл» получил товар, но полностью его не оплатил. Продавец отсудил у должника почти 30 млн руб. (дела № А56-81443/2015 и № А56-52043/2016). Но денег у него не оказалось, поэтому «Ниша» решила обанкротить контрагента. Из-за того, что у «Логостайла» не было средств на процедуру, в 2018 году дело № А56-103335/2017 о несостоятельности прекратили.

Не дали привлечь к «субсидиарке»

Тогда «Ниша» уже вне рамок банкротного дела обратилась в АС Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц: Александра Латака, Сергея Ипатова, Дмитрия Кочина и Дмитрия Лазаренко. Латак был гендиректором с 2014 по 2016 годы (в том числе, когда заключался договор поставки), Ипатов сменил его на этой должности. А Лазаренко и Кочин фактически руководили обществом. Истец посчитал, что они довели фирму до финансового краха: проводили подозрительные сделки, не вели бухгалтерскую отчетность и не предоставляли ее в налоговую. Поэтому он просил взыскать с них солидарно почти 30 млн руб. (дело № А56-69618/2019).

Первая инстанция буквально толковала п. 1 ст. 61.19 Закона о банкротстве («Рассмотрение заявления о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве») и решила, что привлекать к «субсидиарке» вне рамок дела о несостоятельности можно, только если заявителю стали известны новые обстоятельства, которые он не знал до прекращения банкротного дела. «Ниша» же ссылается на факты, установленные в рамках дела о несостоятельности «Логостайла» – отсутствие отчетности должника, платежи в пользу аффилированных лиц или без встречного представления. То есть у кредитора нет права предъявлять иск о привлечении к ответственности контролирующих лиц вне рамок дела о несостоятельности, решил суд и отказал «Нише». Такого же мнения оказалась апелляция и кассация, тогда общество пожаловалось в Верховный суд.

«Субсидиарка» без банкротства возможна

Заседание в ВС прошло 3 июня. Председательствовал в процессе Иван Разумов. Как объяснила юрист «Ниши» Евгения Смоляк, общество не могло подать заявление о привлечении контролирующих лиц к «субсидиарке» в рамках банкротного дела, так как его прекратили еще на стадии проверки обоснованности заявления. Еще она отметила, что они не могли узнать из банкротного дела об убыточных для «Логостайла» сделках, ведь суд не устанавливал обстоятельства деятельности должника, не исследовал управленческие решения и заключенные договоры (см. ВС решал, возможна ли «субсидиарка» без банкротства).

ВС изучил дело и принял решение. В его мотивировочной части он объяснил: Закон о банкротстве не прекращает право кредитора на возмещение вреда, если тот знал об основаниях привлечения к «субсидиарке», но не предъявил такой иск до прекращения дела о несостоятельности. То есть суды неверно истолковали п. 1 ст. 61.19 Закона о банкротстве («Рассмотрение заявления о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве»). В норме сказано, что обращаться в суд для привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности вне рамок банкротного дела можно, если кредитору станет известно об основаниях. Но статья не исключает право на иск о привлечении к «субсидиарке», если основания для нее были известны до прекращения банкротного дела, решила коллегия.

По мнению экономколлегии, нижестоящие инстанции ошибочно не учли разъяснения постановления Пленума ВС 21 декабря 2017 года № 53. В п. 31 сказано, что если производство по делу о банкротстве прекратили из-за отсутствия средств до введения первой процедуры банкротства, то заявитель по делу о банкротстве может требовать привлечь контролирующих лиц к субсидиарной ответственности в рамках другого дела.

ВС согласился с тем, что «Ниша» не могла подать заявление о привлечении к «субсидиарке» в деле о несостоятельности, ведь процедура банкротства в отношении «Логостайла» не вводилась. Поэтому ВС указал на необходимость изучить доводы общества и его оппонентов по существу. СКЭС отменила решения трех инстанций, а дело вернула в АС Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Эксперты: двоякое впечатление от позиции ВС

Азат Ахметов, советник Orchards Orchards Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Экологическое право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Банкротство (включая споры) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции Профайл компании × , с одной стороны поддерживает позицию ВС, который исправил нижестоящие суды и указал на необходимость применения постановления Пленума ВС от 2017 года. То есть разрешил привлекать контролирующих лиц к ответственности, если дело прекратили из-за недостатка средств у должника. С другой стороны, эксперт настороженно относится к разъяснениям о том, что право кредитора на возмещение вреда не прекращается, если он знал о наличии оснований для привлечения к «субсидиарке», но не предъявил такой иск до прекращения дела о несостоятельности. Ахметов считает, что это можно истолковать как абсолютную возможность подачи самостоятельных исков о привлечении к субсидиарной ответственности вне зависимости от того, по какой причине прекращено производство по делу о банкротстве .

Для недобросовестных кредиторов позиция ВС создает соблазн вовсе не заниматься банкротными процедурами (выявлять активы, пополнять конкурсную массу, оспаривать сделки), а способствовать быстрому прекращению производства по делу о банкротстве и подавать самостоятельные иски о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности.

Азат Ахметов, советник Orchards Orchards Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Экологическое право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Банкротство (включая споры) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции Профайл компании ×

Ахметов подчеркнул, что для контролирующих лиц эта мотивировка ВС означает еще большую нестабильность своего имущественного положения, ведь они могут в любой момент получить иск о привлечении к субсидиарной ответственности.

Владимир Журавчак, партнер ЮК ЗАО «Сотби» ЗАО «Сотби» Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) Профайл компании × , считает, что благодаря расширительному толкованию ст. 61.19 Закона о банкротстве увеличится число заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве. Так как мотивировка ВС «снимает барьер» о подаче заявление о привлечении к «субсидиарке» вне банкротного дела только в случае, когда до этого момента такие основания не были известны. С тем, что позиция ВС существенно повлияет на практику привлечения к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве, согласен и Станислав Петров, партнер Инфралекс Инфралекс Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Цифровая экономика группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Семейное и наследственное право группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Уголовное право Профайл компании × .

Читайте также  Заевление на изменение земельной зоны на другую

С учетом того, что, по статистике Федресурса, кредиторы ничего не получают в более чем 60% дел о банкротстве, такой механизм может стать для кредиторов заменой полноценной банкротной процедуры.

Станислав Петров, партнер Инфралекс Инфралекс Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Цифровая экономика группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Семейное и наследственное право группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Уголовное право Профайл компании × .

Петров называет развитие внеконкурсных механизмов защиты позитивной тенденцией: это поможет сократить затраты кредиторов на заведомо бесперспективные процедуры банкротства и позволит быстрее обратить взыскание на имущество недобросовестных бенефициаров компаний.

ВС: Нельзя истребовать у бывшего руководителя банкрота имущество, которым тот не владеет

Верховный Суд разъяснил, какие иски можно предъявить к бывшему руководителю должника, чтобы вернуть имущество в конкурсную массу (Определение от 8 октября 2020 г. № 305-ЭС20-1476 (2) по делу № А40-94278/2018).

В рамках дела о банкротстве небанковской кредитной организации АО «Лидер» Агентство по страхованию вкладов, ее конкурсный управляющий, обратилось в АС г. Москвы с заявлением об истребовании у бывшего руководителя организации Константина Соловьева имущества, которое фактически у должника отсутствует, но при этом числится на его балансе.

Первая инстанция, удовлетворив заявление, истребовала у Соловьева банкоматы, сортировщики банкнот, серверы, коммутатор и компьютер, а на случай неисполнения решения назначила неустойку в размере 1 тыс. руб. за каждый день просрочки. Суд исходил из того, что бывший руководитель должен был передать имущество сначала временной администрации, а затем и конкурсному управляющему, но не сделал этого.

Девятый ААС отменил определение первой инстанции, поскольку конкурсный управляющий не доказал, что спорное имущество находится во владении Константина Соловьева. Однако суд округа согласился с выводами АС г. Москвы и оставил в силе его решение.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ, изучив кассационную жалобу Константина Соловьева, согласилась с тем, что в силу абз. второго п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве руководитель должника действительно обязан обеспечить передачу материальных ценностей. «Эта обязанность не является специфической, присущей только отношениям несостоятельности, когда в силу закона полномочия переходят от рядового руководителя к специальному субъекту – конкурному управляющему. В рамках обычных корпоративных отношений на единоличном исполнительном органе при освобождении его от должности также лежит завершающая обязанность по обеспечению передачи имущества, основанная на положениях пункта 3 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации», – пояснил Суд.

По его мнению, способ защиты права должен соотноситься с характером допущенного нарушения, поэтому иск о понуждении руководителя к исполнению указанной обязанности допустим в ситуации, когда тот уклоняется от участия в передаче конкурсному управляющему имущества, владение которым должник не утратил, или создает препятствия в доступе к такому имуществу (например, удерживает ключи от кассы или сейфа). Однако в этом споре АСВ на наличие таких обстоятельств не ссылалось, заметила Экономколлегия.

Если же бывший руководитель должника незаконно владеет его имуществом, необходимо использовать общие способы защиты, считает ВС РФ: в частности, иск о признании недействительной сделки, на основании которой должник передал имущество руководителю, и о применении последствий ее недействительности и виндикационный иск. При этом, подчеркнул Суд, АСВ не говорило о том, что должник передал спорное имущество Константину Соловьеву по какой-либо сделке, а значит, не было оснований возлагать на того обязанность возвратить имущество в порядке реституции.

Если имущество поступило к бывшему руководителю без договорных отношений с должником, то требование Агентства следовало квалифицировать как виндикационный иск, считает Экономколлегия. Однако, напомнила она, такой иск можно было удовлетворить, только если к моменту рассмотрения дела в суде имущество фактически находилось во владении Константина Соловьева (п. 32 совместного Постановления Пленумов ВС и ВАС от 29 апреля 2010 г. № 10/22). При этом в деле нет доказательств того, что Соловьев владеет принадлежащим организации имуществом.

Именно поэтому, подчеркнул Суд, апелляционная инстанция обоснованно отказала в удовлетворении заявления Агентства об обязании передать имущество в натуре. Когда из-за противоправных действий руководителя, не обеспечившего сохранность имущества, оно выбыло из собственности организации и поступило третьим лицам, защищать конкурсную массу необходимо при помощи иска о возмещении таким руководителем убытков, считает Экономколлегия. Если же эти действия не только привели к убыткам, но и стали необходимой причиной банкротства, можно предъявить иск о привлечении к субсидиарной ответственности.

На этом основании акты первой и кассационной инстанций были отменены, а постановление Девятого арбитражного апелляционного суда оставлено в силе.

Адвокат, советник Dentons Мария Михеенкова отметила, что в этом споре ВС поддержал подход, уже давно получивший распространение в судебной практике: истребовать у бывшего руководителя должника можно только то имущество и документы, которые были ему переданы и находятся у него. «Однако позиция не была единой, суды часто отходили от этого подхода, особенно в связи с общим ужесточением практики по спорам о той или иной ответственности в банкротстве, в том числе ответственности бывших руководителей должника. Так поступили суды первой инстанции и округа и в этом споре, но Коллегия их поправила», – добавила эксперт.

При этом, заметила она, ВС подчеркнул: если ответчик получил имущество, а затем утратил или не сохранил его, нужно предъявлять иск об убытках либо о привлечении к субсидиарной ответственности. Иск об истребовании в такой ситуации будет ненадлежащим способом защиты права. «Этот вывод стоит поддержать, так как зачастую чрезмерно вольная и либеральная переквалификация требований судами не соответствует принципу состязательности сторон», – считает Мария Михеенкова.

Адвокат Forward Legal Данил Бухарин подчеркнул, что, отказывая в удовлетворении заявления АСВ, Суд прежде всего указал на отсутствие доказательств нахождения имущества у бывшего руководителя банка. «При этом ВС отметил, что АСВ не лишено возможности взыскать с бывшего руководителя убытки в случае, если его действия привели к утрате имущества должника. Подобный подход Суда представляется верным. Представляется также, что если в будущем управляющий установит лиц, во владении которых такое имущество должника находится, то взыскание убытков с руководителя не должно стать препятствием для истребования имущества у таких лиц», – полагает эксперт.

Адвокат МКА «Вердиктъ», арбитр Хельсинкского международного коммерческого арбитража Юнис Дигмар заметил, что получить имущество должника, незаконно находящееся у его бывшего руководителя, можно двумя способами. «Если имущество выбыло из владения должника по незаконной сделке в пользу руководителя и титульным собственником такого имущества является руководитель должника, то необходимо признавать сделку недействительной и применять последствия недействительности сделки в виде возврата имущества в конкурсную массу, – пояснил эксперт. – Если же титульным собственником является должник, но руководитель это имущество удерживает, то его необходимо виндицировать».

При этом, если имущество у руководителя отсутствует, подлежат применению иные способы защиты, заметил Юнис Дигмар. «Полагаю, что это вполне закономерное определение, указывающее нижестоящим судам на необходимость устанавливать предмет доказывания в спорах о виндикации и определять круг юридически значимых обстоятельств, при недоказанности которых заявление подлежит оставлению без удовлетворения по причине избрания ненадлежащего способа защиты нарушенного права», – заключил адвокат.

Субсидиарная ответственность бывшего директора

Передача документов арбитражному управляющему. Защита от субсидиарной ответственности бывшего директора. Субсидиарная ответственность за непередачу документов.

На руководителе организации, в отношении которой возбуждено дело о несостоятельности, лежит обязанность по передаче арбитражному управляющему финансовой и иной документации, связанной с экономической деятельностью должника. Отсутствие или искажение документов об имуществе организации, её кредиторах и должниках способно затруднить или сделать невозможным надлежащее формирование конкурсной массы и соразмерное удовлетворение притязаний конкурсных кредиторов.

В связи с этим Закон о банкротстве предусматривает такое основание привлечения контролирующего лица должника к субсидиарной ответственности, как невозможность удовлетворения требований кредиторов ввиду отсутствия надлежащей документации, из чего суды делают вывод о возможности привлечения руководителя должника к ответственности за её непредставление.

Фабула дела:

В рамках дела о несостоятельности ЖЭУ (должник) конкурсный управляющий (заявитель) просил привлечь к субсидиарной ответственности бывшего руководителя должника (ответчик), обосновывая свои требования тем, что ответчик не передал необходимую документацию для проведения процедур в деле о несостоятельности, хотя соответствующая обязанность была возложена на него арбитражным судом.

Ответчик настаивал, что ко времени истребования у него документов он уже не являлся руководителем должника, а сведения ЕГРЮЛ неверны. При этом он сообщал конкурсному управляющему, где можно получить необходимые ему документы.

Суд первой инстанции отклонил требования заявителя ввиду недоказанности того факта, что какие-либо действия ответчика повлекли убытки для кредиторов, а также недоказанности вины бывшего руководителя.

Суд апелляционной инстанции отменил определение суда первой инстанции и привлек бывшего руководителя к субсидиарной ответственности в размере последней известной балансовой стоимости активов должника, указав, что его виновное противоправное бездействие по представлению документации повлекло невозможность формирования конкурсной массы должника. Суд округа оставил постановление апелляционного суда без изменения.

Судебный акт: постановление АС Уральского округа от 30.04.2019 по делу № А07-627/2017 [Ф09-1715/2019]

Выводы суда:

1. Предполагается, что полное удовлетворение требований кредиторов невозможно по причине непредставления контролирующим лицом необходимой документации, если в результате этого существенно затруднены процедуры банкротства, в частности, формирование и реализация конкурсной массы.

Читайте также  При продаже квартиры обязан ли продавец новую прописку

2. На момент рассмотрения дела конкурсная масса не сформирована. За 2 года до банкротства у должника имелось ликвидное имущество на несколько миллионов рублей, но за 1 год до несостоятельности оно на балансе не числилось, а стоимость активов стала равной 0 рублей. Представить пояснения относительно массового выбытия имущества должника бывший руководитель не смог. Таким образом, ответчиком совершены неправомерные действия, которые повлекли невозможность погашения требований кредиторов.

3. Увольнение руководителя должника само по себе не свидетельствует об отсутствии у него необходимой документации, касающейся хозяйственной деятельности должника, и не прекращает обязанность бывшего руководителя по передаче информации арбитражному управляющему.

4. Сведения об увольнении руководителя, следующие из трудовой книжки и приказа об увольнении, не могут быть приняты во внимание, поскольку они противоречат сведениям из ЕГРЮЛ, являющегося публичным реестром, рассчитанным на предоставление информации третьим лицам.

5. Размер субсидиарной ответственности ответчика должен ограничиваться стоимостью активов должника, имевшихся у него согласно бухгалтерской отчетности.

Комментарии:

1) Отсутствие финансовых документов должника является разновидностью общего основания привлечения к субсидиарной ответственности – невозможности полного погашения требований кредиторов. Когда полное погашение этих требований невозможно (а это случается практически в каждом случае несостоятельности), предполагается, что это следствие отсутствия документов у арбитражного управляющего, но только если это обстоятельство действительно нарушило процесс удовлетворения требований кредиторов, которое управляющему необходимо доказать.

2) Требовать представления документов можно не только от действующего руководителя должника, но и от лица, у которого фактически находятся соответствующие сведения, однако в таком случае истцу необходимо это доказать. В рассматриваемом деле обязанность по передаче документов уже была возложена вступившим в силу судебным актом, поэтому отрицание ответчиком оснований для истребования у него документов не может приниматься во внимание.

3) Закон о банкротстве не устанавливает в качестве основания ответственности непередачу арбитражному управляющему истребуемых документов относительно должника, речь идет об их отсутствии как таковом либо их искажении. Между тем, ответчик заявлял, что бухгалтерская и иная отчетность сохранена, но находится по адресу регистрации ЖЭУ, данное обстоятельство заявителем не оспаривалось. Однако такой широкий подход к толкованию поддерживается сложившейся судебной практикой.

4) Вопреки указаниям судов, не требовалось доказывания вины ответчика в невозможности полного удовлетворения требований — Законом о банкротстве установлено, что лицо, на которое возложена обязанность по составлению и хранению финансовой документации, должно доказать отсутствие своей вины. Соответственно, бремя доказывания по таким делам распределено аналогично общим условиям гражданско-правовой ответственности за причинение вреда (ст. 1064 ГК РФ), и вина ответчика презюмируется, если противной стороной доказано совершение противоправных действий (бездействия) и наступление вызванных ими вредных последствий.

5) Отрицая свою вину, бывший руководитель пояснял судам, что длительное время он не участвовал в управлении должником, поскольку находился на стационарном лечении, в подтверждение чего представил листки нетрудоспособности. При этом он частично передал истребованную у него документацию, а также обращался к арбитражному управляющему с письменными пояснениями относительно того, где и каким образом возможно получить доступ к полной документации должника.

Кроме того, конкурсное производство в отношении должника введено лишь через полгода после увольнения бывшего руководителя, т.е. в течение данного периода у должника был иной руководитель, осуществляющий свои полномочия наряду с арбитражным управляющим, а значит, он должен был предпринять действия к получению или восстановлению документов. В совокупности это может свидетельствовать о добросовестности ответчика, опровергающей его вину в отсутствии у конкурсного управляющего необходимых документов.

6) Суд округа занял иную позицию относительно оснований ответственности бывшего руководителя. Так, он указывает уже не на бездействие, а на неправомерные действия ответчика, повторно отмечая полную утрату активов должника. Фактически окружной суд посчитал, что с ответчика подлежат взысканию убытки, вызванные его действиями по выводу имущества ЖЭУ, но отменять либо изменять определение апелляционного суда не стал, поскольку эта ошибка не способна повлиять на правильный по существу судебный акт.

Не имеет значения, на какой вид ответственности указывает сам заявитель: в делах о банкротстве суд определяет основания ответственности контролирующих лиц должника самостоятельно, даже если это противоречит воле участвующих лиц;

7) При этом важно, что в материалах дела имелись сведения о возбуждении уголовного дела в отношении бывшего руководителя в связи с сокрытием имущества должника путем совершения денежных перечислений в обход расчетного счета. И хотя уголовное дело было прекращено в связи с отсутствием состава преступления, во-первых, из этого не следует, что недобросовестные действия как таковые не совершались руководителем; во-вторых, полученные в ходе следственных действий сведения не утрачивают статус доказательств в рамках гражданского процесса.

Несмотря на то, что окружная инстанция не ссылалась на материалы уголовного дела, судя по всему, они были учтены при формировании внутреннего убеждения судебной коллегии, в связи с чем ответчику следовало дополнительно разъяснить обстоятельства его уголовного преследования, сделав акцент на своей добросовестности.

8) Кроме того, бывшему руководителю следовало хотя бы в самом общем виде разъяснить судам, при каких обстоятельствах и по каким причинам должник утратил всё имеющееся у него имущество, тем более, что суды всех инстанций ставили этот вопрос на обсуждение. Если ответчик действовал в соответствии с принятыми обычаями делового оборота и в целом вел себя добросовестно, либо, будучи номинальным директором, никак не мог определять действия организации по распоряжению имуществом, его вина опровергается, что препятствует привлечению руководителя к какой-либо ответственности по долгам должника.

9) Суд округа в своем постановлении фактически поправил нижестоящие суды, указав, что ответчик являлся руководителем должника именно по указанную в трудовой книжке дату, в то же время выразил несогласие с позицией ответчика ввиду принципа публичной достоверности реестра. Такой подход неверен: сведения в ЕГРЮЛ предполагаются верными для третьих лиц, но не для суда (и не для ФНС), тем более в ситуации, когда имеются явные доказательства обратного. Кроме того, этот принцип касается лишь юридического лица, но не руководителя, который является его органом управления.

Регулирование рассчитано на защиту контрагентов юридического лица, которые вправе полагаться на достоверность сведений реестра (о лице, уполномоченном действовать от имени компании без доверенности и т.п.). Отдавать во всех случаях предпочтение публичным реестровым сведениям некорректно, поскольку это может означать переложение на формального реестрового руководителя негативных последствий действий (бездействия) реального руководства общества и государственного регистратора, допустивших такую ошибку.

10) Дата увольнения подтверждается трудовой книжкой бывшего руководителя и приказом о его увольнении. Эти документы являются надлежащими доказательствами, участвующие в деле лица не заявляли об их подложности. Более того, в основе статуса руководителя должника лежит именно его положение в соответствии с внутренними документами организации – так, если директором общества в ЕГРЮЛ ошибочно числится лицо, не имеющее никакого отношения к этому юридическому лицу, это обстоятельство не делает такого гражданина руководителем общества.

11) По общему правилу, размер субсидиарной ответственности равен совокупному размеру требований кредиторов должника. В данном деле требования кредиторов составляли порядка 60 млн рублей, но суды ограничили размер ответственности бывшего руководителя 24 млн рублей – суммой, равной стоимости ранее имевшихся активов ЖЭУ. Подобное ограничение ответственности возможно в том случае, если размер требований кредиторов существенно превышает вред, причиненный по вине руководителя должника.

Очевидно, что невозможность выявления или вывод (сокрытие) имущества может причинить вред лишь на сумму стоимости таких активов, а взыскание остальной части всех кредиторских требований означало бы ответственность ответчика за деятельность должника как таковую, без учета действий (бездействия) руководителя, что лишало бы смысла существование юридических лиц.

У нас также есть аудиоподкасты. Это выпуски по 2-5 минут. Посвящены одному спору, конфликту или новости. Их можно слушать прямо на нашем сайте, на сайте подкаст-площадки или скачать себе на компьютер, смартфон и пр. Выпуск 1 (о субсидиарной ответственности); Выпуск 2 (оспаривание договора по мотиву злоупотребления правом); Выпуск 3 (расторжение договора по инициативе продавца, что учесть?). Еще пара десятков по ссылке.

Вы не поверите, но для любителей коротких и полезных видео, у нас появились видеоподкасты. Например, видеоподкаст на тему «Налоги. Оптимизация. Перевод сотрудников в ИП» можно посмотреть по ссылке.

Обратим внимание, что юридическая фирма «Ветров и партнеры» в 2018 году отмечена отраслевым рейтингом юридических компаний Право.ру-300 в номинации «Арбитражное судопроизводство». Это позволило нам войти в ТОП-50 региональных компаний по всей России в данной номинации.

В случае, если Ваш судебный спор или иной спор, договорная работа или любая другая форма деятельности касается вопросов, рассмотренных в данном или ином нашем материале, рекомендуем проверить и убедиться, что Ваша правовая позиция соответствует последним изменениям практики и законодательству.

Мы будем рады оказать Вам юридическую помощь по поводу минимизации юридических рисков и имеющимся возможностям. Мы постараемся найти решение, подходящее именно для Вас.

Звоните по телефону +7 (383) 310-38-76 или пишите на адрес info@vitvet.com.

Наша юридическая компания оказывает различные юридические услуги в разных городах России (в т.ч. Новосибирск, Томск, Омск, Барнаул, Красноярск, Кемерово, Новокузнецк, Иркутск, Чита, Владивосток, Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород, Казань, Самара, Челябинск, Ростов-на-Дону, Уфа, Волгоград, Пермь, Воронеж, Саратов, Краснодар, Тольятти, Сочи).

Дмитрий Подгорный, юрист-аналитик

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: