Образец защитительной речи по ч 1 ст 105 ук рф

Определение Мособлсуда по делу об оправдании в убийстве

К А С С А Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

19 апреля 2006 года

Судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда в составе: председательствующего Колпакова А.П. судей Юрасовой О.С, Антонова А.Ф. рассмотрели в судебном заседании протест прокурора Сапапова Р.Х. на приговор Люберецкого городского суда Московской области от 2 февраля 2006 года, которым П., 1969 года рождения, уроженец г. Люберцы, Московской области, оправдан по ст. 105 ч. 1 УК РФ в связи с его непричастностью к совершению преступления.

Заслушав доклад судьи Юрасовой О.С, объяснения оправданного П., адвоката Домкина П.А. поддержавшего доводы возражений на кассационное представление; мнение прокурора Кушнеренко А.В., полагавшего приговор отменить по доводам представления, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А :

Органами предварительного расследования П. обвиняется в умышленном причинении смерти В. Согласно обвинительному заключению, 15 мая 2005 года в период с 2 до 12 часов в квартире по Октябрьскому проспекту в г.Люберцы Московской области П., будучи в состоянии алкогольного опьянения, с целью причинения смерти нанес В. множественные удары ножом по различным частям тела. От полученных телесных повреждений В. скончалась на месте происшествия, ее смерть наступила от острой кровопотери в результате множественных колото-резаных ранений грудной клетки с повреждением левого легкого. Оправдывая П. за непричастностью к указанному преступлению, суд признал доказательства, представленные стороной обвинения, недостаточными для вывода о его виновности.

В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене оправдательного приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство. Автор представления считает, что доказательства, представленные стороной обвинения, в совокупности дают основания для вывода о виновности П. в совершении им убийства В. При этом утверждается, что судом необоснованно отвергнуты такие доказательства, как показания П. на предварительном следствии в качестве подозреваемого, в которых он признавал, что совершил убийство В., показания свидетелей П. и Г. в той части, что на их вопросы по поводу убийства П. отвечал: «Я не хотел, это вышло случайно, водка сгубила», показания свидетелей Ф., З. Н., которые полностью опровергают довод П. о давлении на него со стороны правоохранительных органов и ненадлежащей защите, показания свидетеля С., который был очевидцем ссоры П. с В. По мнению обвинителя, суд не дал представленным доказательствам должной и правильной оценки и неверно пришел к выводу об отсутствии в действиях подсудимого признаков состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ.

В возражениях на кассационное представление адвокат Домкин П.А. в защиту интересов оправданного и сам П. выражают несогласие с изложенными в представлении доводами, просят его отклонить как незаконное и необоснованное.

Проверив материалы дела, обсудив приведенные в кассационном представлении доводы и возражения на них, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным. Судебное следствие по делу проведено всесторонне и объективно, в соответствии с требованиями норм уголовно-процессуального закона, на основе состязательности сторон. Суд, тщательно исследовав материалы дела, проанализировав исследованные доказательства, оценив их должным образом, сделал обоснованный вывод о том, что представленные стороной обвинения доказательства не подтверждают вину П. в совершении инкриминируемого ему деяния.

Как видно из дела, стороной обвинения в обоснование вины П. представлены такие доказательства:

— показания П. на допросе в качестве подозреваемого от 16 мая 2005 года, где он, не помня обстоятельств совершенного преступления, признавал себя виновным в убийстве Васильевой (л.д. 70-72, т.1);

— его же показания в качестве подозреваемого от 24 мая 2005 года на месте происшествия, где П., рассказывая о событиях, предшествующих моменту убийства девушки, вообще не пояснял о самом совершении преступления, говорил, что было дальше, не помнит (л.д. 81-82, т.1);

— его же показания в качестве обвиняемого, в которых П., также детально описав происходящее до момента убийства В., вновь повторяет, что последующее не помнит, так как был сильно пьян, и что убить девушку он не мог (л.д. 91-92, т.1);

— показания свидетелей Г. и А., согласно которым В. является жительницей Украины, проживала она с 2001 года с Г. в гражданском браке в г. Люберцы; 15 мая 2005 года утром, около 4-5 часов ушла за сигаретами и домой больше не вернулась;

— показания свидетеля С. о том, что С. и П. вечером 14 мая 2005 года распивали у него спиртные напитки, затем С. и П. ушли, он уснул. Об обстоятельствах убийства ему ничего не известно;

— показания свидетелей П. и Г., которые показали, что они являются сотрудниками милиции. 15 мая 2005 года, примерно, в 10 часов в отделение милиции обратился С. и сообщил, что в его квартире убита женщина, убийца находится в квартире. Прибыв на место происшествия, они обнаружили на полу труп женщины с ножевыми ранениями; голова к голове с ней лежал П. в сильной степени алкогольного опьянения. Когда они вели П. в отделение милиции, на их вопрос по поводу убийства П. отвечал: «Я не хотел, это вышло случайно, водка сгубила»;

— показания свидетеля С. на следствии, оглашенных в судебном заседании при наличии к тому законных оснований, из которых следует, что с 14 на 15 мая 2005 года он распивал спиртные напитки в съемной квартире совместно с П. и В., и вскоре он уснул, сидя в кресле. Проснувшись около 12 часов, он увидел на полу девушку, лицо и волосы у нее были в крови, на спине, на кофте у нее было много порезов, тело девушки было холодным. Рядом с телом лежал П., он был сильно пьян;

— протоколы осмотра места происшествия и трупа В. В ходе осмотра места происшествия в комнате однокомнатной квартиры обнаружено большое количество крови в виде потеков, луж и брызг; на полу обнаружен труп женщины с колото-резанами ранами, ранения на теле расположены в верхней части: на спине, на груди, на лице, на пальцах правой кисти. Ткань одежды потерпевшей в области повреждений пропитана кровью, кроме того, обнаружены участки наложения крови в виде потеков, капель и брызг на передней поверхности обеих штанин брюк, надетых на В.;

— заключение судебно-медицинского эксперта, согласно которому смерть В. наступила от острой кровопотери, в результате множественных колото-резаных ранений грудной клетки с повреждением левого легкого;

— заключение судебно-биологической экспертизы о том, что на ножах, в смывах, изъятых с места происшествия, на спортивной куртке и брюках П. обнаружена кровь потерпевшей. В подногтевом содержимом трупа В. обнаружена кровь человека, определить групповую принадлежность которой не представилось возможным; на ножах следы пота не обнаружены; слюна на 14-ти окурках могла произойти от П. и С.;

— протоколы осмотра предметов. При осмотре одежды П. обнаружена кровь потерпевшей В. в районе правого кармана куртки в виде пятна неопределенной формы и размера, на лицевой стороне брюк у нижнего края правой и левой половины брюк в виде пятен неопределенной формы и размера;

— заключение дактилоскопической судебной экспертизы о том, что следы пальцев рук, изъятых с места происшествия с табуретки и с пачки сигарет «Ява» (золотая) оставлены П.; с чашки, с бутылки, с пачки сигарет «Ява» оставлены С.

Суд обстоятельно исследовал все эти доказательства, оценил их по правилам, предусмотренным ст. 88 УПК РФ, и пришел к правильному выводу о том, что из показаний свидетелей П., Г., А., Г., С., С. и данными протоколов осмотра места происшествия, трупа, протоколов проверки показаний на месте происшествия с участием П. и С., выводами заключения судебно-медицинской экспертизы о характере и степени тяжести причиненных потерпевшей телесных повреждений, выводами заключений судебных дактилоскопической и биологической экспертиз не установлено, что преступление в отношении потерпевшей В. совершено именно П.; что анализ представленных доказательств построен на предположениях, что предварительное расследование по делу проведено не полно и не всесторонне. А поэтому суд обоснованно оправдал П. за непричастностью его к совершению преступления.

Доводы кассационного представления о том, что необоснованно «признательные» показания П. судом отвергнуты, и что эти его показания подтверждаются представленными стороной обвинения доказательствами, судебная коллегия находит несостоятельными.

Суд обстоятельно исследовал все показания П. и пришел к правильному выводу о том, что показания П. на предварительном следствии в качестве подозреваемого не могут быть положены в основу обвинения, с приведением в приговоре мотивов принятого решения, с которыми судебная коллегия соглашается.

При оценке упомянутых выше доказательств суд правильно указал, что не опровергнуты доводы П. о том, что кровь потерпевшей на его одежде образовалась вследствие того, что он лежал с ней рядом, что подтверждают свидетели С., П., Г.; а как следует из протоколов осмотра места происшествии и трупа, в комнате и на самой одежде потерпевшей было большое количество крови в результате причиненных ей множественных ножевых ранений; кроме того, суд обоснованно указал, что пятна крови на брюках и спортивной куртке П. были малочисленные и смазанные.

Суд первой инстанции, оценивая показания свидетелей П. и Г., сделал правильный вывод о том, что слова П., что «не хотел, это вышло случайно, водка сгубила» никак не могут свидетельствовать о том, что П. признавал себя виновным в убийстве.

Критически и с недоверием отнесся суд к показаниям и свидетеля С. с приведением в приговоре мотивов принятого решения.

Оснований не соглашаться с решением суда у судебной коллегии не имеется.

Нарушений уголовно — процессуального закона, влекущих отмену приговора, по данному делу не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

Читайте также  Возврат водительских прав до суда

Приговор Люберецкого городского суда Московской области от 02 февраля 2006 года в отношении П. оставить без изменения.

Варианты защиты и возможности адвоката по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)

Убийство – это умышленное причинение смерти другому лицу. Статья 105 УК РФ относится к категории особо тяжких и предусматривает наказание вплоть до пожизненного лишения свободы. Вместе с тем, большинство убийств – это убийства в драке, в ходе бытовых конфликтов в семье, а самое распространённое орудие убийства – обычный кухонный нож. Правоприменительная практика складывается так, что при наличии трупа следователи возбуждают уголовные дела по самой очевидной (для них) статье – ч.1 ст.105 УК РФ, в дальнейшем вменяют её же и обвиняемому, подчас не обращая внимания на детали, которые имеют принципиальное значение. Адвокат, работая по уголовному делу об убийстве, должен, напротив, учесть все нюансы, объективно рассмотреть все варианты защиты и предложить доверителю те, которые наиболее реальны для реализации с учётом имеющихся доказательств и сложившейся следственной и судебной практики. Типовых вариантов защиты по делам об убийстве несколько.

Причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть по неосторожности (ч.4 ст.111 УК РФ)

Максимально возможное наказание по ч.1 ст.105 УК РФ и ч.4 ст.111 УК РФ совпадает (до 15 лет лишения свободы). Но ч.4 ст.111 УК РФ мягче, во-первых, из-за минимально возможного наказания в санкции статьи, во-вторых, на практике часто назначают более мягкое наказание по ч.4 ст.111 УК РФ, чем по ч.1 ст.105 УК РФ.

Принципиальное отличие ч.4 ст.111 УК РФ от ч.1 ст.105 УК РФ состоит в следующем. Для применения ч.1 ст.105 УК РФ необходимо установить умысел именно на убийство. Как правило, об этом свидетельствует сила ударов и их нанесение в жизненно важные органы. Нередко о своих намерениях прямо говорят и сами подозреваемые. Ч.4 ст.111 УК РФ применяется тогда, когда умысел человека был направлен не на причинение смерти, а на причинение тяжкого вреда здоровью. Классический пример – нанесение множественных ударов по разным частям тела в драке без цели лишить человека жизни.

Есть одно распространённое заблуждение: если человек умер не сразу после нанесения ударов, а уже в больнице спустя несколько часов или дней – ч.1 ст.105 УК РФ однозначно вменяться не может, а применяется ч.4 ст.111 УК РФ. Это не так. Адвокату по такому уголовному делу важно проанализировать привходящие обстоятельства: действия наносившего удары, действия врачей, причинно-следственную связь между смертью и этими действиями. Сам по себе промежуток между временем нанесением ударов и временем смерти не влияет на квалификацию по той или иной статье. В судебной практике известны случаи, когда смерть наступила спустя неделю после нанесения ударов, однако с учётом других обстоятельств действия лица были квалифицированы по ч.1 ст.105 УК РФ.

Убийство при необходимой обороне и при превышении её пределов (ст.37 УК РФ, ст.108 УК РФ).

Нанесение ударов потерпевшему редко бывает беспричинным. Часто повод для этого незначительный и тогда в протоколах пишут: «ввиду внезапно возникших личных неприязненных отношений». Но подчас потерпевший сам ведёт себя агрессивно, готов напасть или уже применяет насилие к тому, кто в последующем станет обвиняемым. Типичный пример – конфликт в семье, муж (часто в сильном алкогольном опьянении) гоняет жену по всей квартире, избивает её всем, чем попадётся под руку, грозится убить. В какой-то момент семья оказывается на кухне, жена с целью самообороны, опасаясь за свою жизнь и здоровье, берёт нож и наносит удар мужу только для того, чтобы остановить его. Нож попадает в жизненно важный орган и человек умирает.

Для того, чтобы добиться применения статьи о необходимой обороне (ст.37 УК РФ, ст.108 УК РФ, ст.114 УК РФ) адвокату необходимо детально проанализировать обстановку, всё развитие событий и привести доказательства того, что потерпевший сам вёл себя агрессивно, эта агрессия была реальной и подзащитный обоснованно опасался за свою жизнь и здоровье. Одних показаний подзащитного здесь недостаточно. Более того, на самых первых допросах сотрудники правоохранительных органов, пользуясь шоковым состоянием допрашиваемого, стараются задать подозреваемому такие вопросы, чтобы в его показаниях просматривался умысел на убийство, а не защита от нападения.

Крайне важно максимально быстро зафиксировать телесные повреждения, которые потерпевший нанёс подозреваемому в ходе конфликта, найти свидетелей, которые, возможно, видели или слышали как развивался конфликт, как потерпевший угрожал или наносил удары подзащитному адвоката.

Убийство в состоянии аффекта (ст.107 УК РФ)

Аффект – это сильное душевное волнение, вызванное противоправными или аморальными действиями потерпевшего. Но не всякое сильное волнение является аффектом, и не всякие действия потерпевшего могут его вызвать.

Аффект определяется с помощью судебно-психологической экспертизы. Учитывая, что по делам об убийстве судебно-психологическая или психолого-психиатрическая экспертиза проводятся в обязательном порядке, адвокату (при подозрении на возможность аффекта) целесообразно сразу ставить эксперту вопросы о возможности убийства в состоянии аффекта, а не откладывать это «на потом». Основное внимание при проведении такой экспертизы уделяется поведению обвиняемого во время нанесения ударов, после нанесения ударов, его показаниям и показаниям лиц, которые видели его в это время. Если конфликт происходил один на один, доказать аффект маловероятно.

Существует заблуждение, что аффект можно «изобразить», сымитировать. Это не так. При проведении судебно-психологической экспертизы используются методики, которые позволяют определить, есть ли аффект в действительности или он ложный, «наигранный».

Аффект может вызвать и какое-то одно действие потерпевшего, очень травматичное для психики обвиняемого (аффект по типу «вспышки»), и несколько менее травматичных действий, но регулярно повторяющихся (аффект по типу «последней капли», накопленный аффект).

Причинение смерти по неосторожности (ст.109 УК РФ)

Классический пример пограничного случая между ч.1 ст.105 УК РФ и ст.109 УК РФ – человек падает от удара и, ударившись головой о твёрдую поверхность, умирает. Во многом от того, какой будет характер повреждений головного мозга по результатам экспертизы, зависит и применяемая статья.

Адвокату по уголовному делу необходимо анализировать и другие действия, которые происходили до нанесения удара, ту обстановку, в которой они происходили, характер взаимоотношений и взаимодействия потерпевшего и обвиняемого.

Суд присяжных по делам об убийстве и ч.4 ст.111 УК РФ

Уголовные дела по ст.105 УК РФ и ч.4 ст.111 УК РФ может рассматривать суд присяжных. То, насколько целесообразно в конкретном случае обращаться к суду присяжных, должен оценить адвокат по уголовному делу и разъяснить все тонкости и последствия клиенту.

Действительно, процент оправдательных приговоров в суде присяжных выше, чем у судей «по должности». Но не всякое дело имеет смысл передавать для рассмотрения в суд присяжных. Суд присяжных имеет свою специфику, к которой должны быть готовы и адвокат, и его подзащитный. Например, если защита планирует бороться только за снижение наказания – как правило, нет смысла рассматривать дело в суде присяжных. Исключение – работа адвоката на получение от присяжных вердикта о снисхождении для своего клиента. Вердикт «виновен, но заслуживает снисхождения» не позволяет суду назначить наказание в виде пожизненного лишения свободы, а также наказание размером больше 2/3 от максимально возможного срока в виде лишения свободы на определённый срок. Кроме того, этот вердикт позволяет суду назначить наказание ниже низшего – с применением ст.64 УК РФ.

Напротив, если доказательства обвинения слабые, противоречивые, а с точки зрения адвоката в деле есть признаки необходимой обороны или её превышения, аффекта или вообще непричастности подзащитного к инкриминируемому ему преступлению – тогда суд присяжных имеет смысл избирать.

В любом случае, адвокат и его подзащитный по делам об убийстве или тяжком вреде здоровью, повлекшим смерть (ч.4 ст.111 УК РФ) уже на самых ранних стадиях расследования должны потенциально готовиться к суду присяжных – даже в случае, если в дальнейшем эта линия защиты отпадёт, дело будет прекращено или будет принято решение о рассмотрении дела судьёй «по должности».

Защитительная речь по уголовному делу в отношении С. о причинении смерти К.

Ваша честь, уважаемый прокурор, присутствующие в зале! По окончании производства судебного следствия, на первый взгляд, в данном уголовном деле нет ничего необычного, создается впечатление, что обсуждаемые события преступления являются заурядными, поскольку действие происходит между лицами, злоупотребляющими алкогольными напитками, т.н. асоциальными элементами, поэтому всегда можно списать данную ситуацию по аналогии с другими и свести все это к эволюции, когда указанные персонажи ликвидируют друг друга, а выжившие отправляются в места лишения свободы, тем самым освобождая людей от своего присутствия. Не сомневаюсь, что органы предварительного следствия, в погоне за такими статистически привлекательными преступлениями, как убийство и ч. 4 ст. 111 УК РФ, зачастую не задаются вопросами об истинном характере произошедшего и роли обвиняемого в совершении того или иного преступления. Арифметика простая – есть труп – должно быть виновное лицо! Каждое преступление должно быть раскрыто! Мне это известно не понаслышке, поскольку я сам долгое время отработал в следственных органах прокуратуры.

Но я предлагаю взглянуть на эту ситуацию более детально, поскольку данная ситуация отнюдь не банальна. В ходе судебных заседаний с помощью свидетельских показаний и заключения медицинской судебной экспертизы по телесным повреждениям подсудимого С. мы установили, что именно погибший К. спровоцировал конфликт с подсудимым. Будучи в состоянии алкогольного опьянения, К. с ножом в руке не только угрожал расправой присутствующим на кухне дома на месте происшествия, но в доказательство своего умысла, нанес ножевые ранения вступившему с ним в борьбу С., о чем свидетельствует медицинская судебная экспертиза, согласно которой ссадина на задней поверхности груди в проекции 10 межреберья по лопаточной линии справа и ссадина на границе передней наружной поверхности правого бедра в средней трети образовались от воздействия предмета с острым концом в срок и при обстоятельствах, указанных подсудимым! В ходе борьбы С. пришлось применить силу, нанеся несколько ударов по лицу К., в результате чего он сумел отнять нож у потерпевшего и предотвратить кровавую расправу со стороны погибшего, которому в его состоянии сильного алкогольного опьянения в голову могло прийти все что угодно!

Читайте также  Проводки на материальную помощь в связи со смертью

А теперь давайте, не дай Бог, представим себя на месте С. в данной ситуации! Чтобы мы сделали при данных обстоятельствах? Я не могу судить за других, но любой про себя сделает выводы, что он бы поступил именно так, как в данной ситуации поступил подсудимый! Когда на тебя набрасывается неадекватный человек с ножом в руке, при этом высказывая угрозы физической расправы, редкий человек может собрать волю в кулак и не стать жертвой преступления. А С. смог предотвратить угрозу для себя и окружающих, виртуозно отняв нож и обезвредив нападавшего К. При этом С., как мы видим, для обезвреживания нападавшего предпринял действия, явно не представляющие угрозу не только для жизни, но и для здоровья нападавшего! Признаемся себе, каждый бы гордился собой, если бы у него хватило духу поступить также!

В этой связи возникает вопрос – а верно ли органы предварительного следствия квалифицировали действия С.? Диспозиция ч. 4 ст. 111 УК РФ предполагает умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего! Отсюда следует, что виновный должен был осознавать, что своими действиями – а именно нанесением пары ударов рукой в лицо потерпевшему он непременно причинит тяжкий вред его здоровью! Неправда ли абсурд? Тогда бы в местах лишения свободы находилась бы добрая половина граждан России за кухонные побои и выяснение отношений. Я уж не говорю о спортсменах, участвующих в единоборствах, к примеру, боксерах, которые за один поединок наносят друг другу десятки, сотни опаснейших, профессиональных ударов по голове и, тем самым, потенциально, по аналогии с данной ситуацией, подпадают под действие уголовного закона. Но это же не так! Скажите мне на милость, откуда подсудимый мог предположить, что он – человек физически не развитый и профессионально не подготовленный к участию в поединках — может нанести удары по лицу, тем более в отношении человека, проявляющего к нему агрессию, которые заведомо приведут к гибели потерпевшего. Да этого не может предположить никто!

Куда ближе к квалификации содеянного С. положение закона о необходимой обороне, предусмотренное ст. 37 УК РФ, декриминализирующее действия подсудимого! Притом, что угроза и характер посягательства намного превосходили по опасности способ необходимой обороны, избранный С. Очень близки по квалификации содеянного С. диспозиции ст.ст. 108 и 109 УК РФ, однако при более тщательном анализе не остается сомнений, что действия подсудимого идеально подходят под описание, изложенное в ст. 37 УК РФ.

В любом случае, Ваша честь, я верю, что Вы, как грамотный юрист, профессионал своего дела, тщательно разберетесь в обстоятельствах происшедшего, и вынесете справедливое решение в качестве последней инстанции, с учетом всех обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, таких как характеристики личности подсудимого, который не представляет никакой социальной опасности для окружающих, имеет малолетнего ребенка, кроме того, на всем протяжении предварительного следствия давал правдивые и последовательные показания, активно содействуя раскрытию данного преступления, что в любом случае должно истолковываться как основание для применения ст. 64 УК РФ.

Прошу считать мою защитительную речь ходатайством в защиту подсудимого!

У меня все, Ваша честь, спасибо за внимание!

Защитная речь по уголовному делу об убийстве Т.С.Королёвой

Страницы работы

Содержание работы

Речь Семёнова М.В. в защиту Фишера А.И.

Из материалов дела: «17 октября 2006 года в стенах собственной квартиры была убита Королёва Татьяна Сергеевна. В убийстве обвиняется Фишер Алексей Иванович, встречавшийся с Королёвой на протяжении нескольких месяцев».

Уважаемый суд! Мы выслушали речь обвинения, построенную на эмоциях и домыслах. Я хочу напомнить, что мы собрались здесь не для того, чтобы предаваться эмоциям и страстям, а для того, чтобы вершить справедливость. А справедливость требует фактов и доказательств. В ходе своей речи, я попытаюсь доказать невиновность моего подзащитного оперируя именно фактами.

Итак, приступим к рассмотрению обстоятельств дела. 17 октября 2006 года в стенах собственной квартиры была убита Королёва Татьяна Сергеевна. В убийстве обвиняется Фишер Алексей Иванович, встречавшийся с Королёвой на протяжении нескольких месяцев. Известно, что в день убийства между Фишером и Королёвой произошла серьезная ссора. Обвинение полагает, что Фишер весь последующий после ссоры день вынашивал планы мести, а ночью, между 22:00 и 23:00 часами, вооруженный ножом и топором, пришел к Королёвой, нанес ей многочисленные повреждения не совместимые с жизнью и исчез с места преступления. Я же попытаюсь доказать суду несостоятельность данной версии.

Начнем с орудия преступления. Со слов экспертов нам известно, что удары были нанесены жертве кухонным ножом и

топором. Но на месте преступления был найден только нож с отпечатками пальцев подсудимого. Куда делся топор? Все дело в том, что мой подзащитный живет в коммунальной квартире, поэтому взять на общей кухне нож, которым недавно пользовался Алексей Иванович и оставил на нем отпечатки, не составляло большого труда. Другое дело топор. Мой подзащитный, выросший в городе, никогда не брал в руки топора, следовательно он не мог оставить отпечатков пальцев на орудии убийства. Убийца знал, что у следствия появятся подозрения по поводу наличия отпечатков пальцев только на ручке ножа, поэтому он прихватил топор с собой. Где был мой подзащитный во время совершения преступления. Свидетель Демидов, выгуливавший в этот вечер собаку, видел, как Фишер выходит из подъезда около 21:00. Сам Алексей Иванович утверждает, что он всю ночь гулял по набережной. Это косвенно подтверждается свидетелем Ивановой: будучи продавщицей круглосуточного киоска, она до самого утра наблюдала на набережной одинокую фигуру. Следы преступления. Такое преступление подразумевает, что одежда убийцы будет довольно сильно испачкана, однако ни на одежде, ни под ногтями, ни в квартире моего подзащитного не обнаружено никаких следов крови. Теперь мотив. Да, имела место ссора. Но по словам свидетелей, это была не первая ссора между Королёвой и Фишером, почему же она закончилась так трагически? Ведь мотив для совершения преступления был и у другого лица. Свидетель Чинякин поведал нам, что соседка Фишера по коммунальной квартире Лузина любила моего подзащитного и испытывала к Королёвой открытую неприязнь. А всем нам известно, что делает с женщиной ревность. К тому же Лузиной не составляло большого труда похитить с кухни нож с отпечатками пальцев Фишера. И это только

одна из версий. А ведь составлять и прорабатывать версии должно следствие. Но, к сожалению, оно пошло по пути наименьшего сопротивления.

Обвинение квалифицирует данное преступление по статье 105, части 2, пункту д: убийство, совершенное с особой жестокостью. Я согласен с данной квалификацией. Вот только применять данную санкцию нужно не к моему подзащитному, а настоящему убийце, чья личность на данный момент не установлена.

В университете, где учится мой подзащитный, он характеризуется как добрый и отзывчивый человек. За 3 года обучения с его стороны не было замечено никаких проявлений жестокости: все споры мой подзащитный решает исключительно мирным путем. Экспертиза показала, что в тот момент, когда совершалось преступление, Алексей Иванович был трезв и не был в состоянии аффекта. И тут мы подходим к самому интересному. В ходе беседы с доктором, проводившим обследование Фишера, я выяснил, что во время сдачи крови мой подзащитный впал в глубокий обморок. Меня это заинтересовало. Я встретился со многими врачами, у которых когда-либо наблюдался или лечился Алексей Иванович, и выяснил, что подзащитный до жути боится вида крови, а ведь на месте преступления её было предостаточно. Если бы это преступление было совершено моим подзащитным, он испытал бы шок такой силы, что сотрудники милиции, обнаружившие тело Королёвой уже на следующий день после убийства, нашли бы его лежащим без сознания рядом с жертвой. Однако следствию известно, что примерно в 9 часов утра 18 октября Алексей Иванович уже присутствовал в университете, что свидетельствует о его непричастности к совершению преступления, рассматриваемого в ходе данного процесса.

Итак, исходя из всего вышеперечисленного я прошу оправдать моего подзащитного, признать за ним право на реабилитацию и освободить из под стражи в зале суда.

Подведем итог. Перед нами один из тех случаев, когда следствие идет по самому простому маршруту. Но самый простой не значит самый лучший. К сожалению, таких случаев в судебной практике все больше. Я надеюсь, что суд взвесит все факты и примет правильное решение. Правосудие должно свершиться, а невиновные не должны нести наказание за чужие грехи. Спасибо, Ваша Честь, у меня всё.

Образец Речи Адвоката По Ст 105, Вина Не Доказана

⭐ ⭐ ⭐ ⭐ ⭐ Доброго времени суток, дорогие читатели блога, прямо сейчас мы будем постигать возможно самую необходимую и интересующую Вас тему — Образец Речи Адвоката По Ст 105, Вина Не Доказана. После прочтения у Вас могут остаться вопросы, поэтому лучше всего задать их в комметариях ниже.

Мы всегда и постоянно обновляем опубликованную информацию, в этом модете быть уверены, что Вы прочтете всю самую новую информацию.

Кроме того, необходимо принять во внимание, что О. женат, характеризуется положительно, имеет на иждивении родителей-инвалидов, о чем в уголовном деле имеются документы, и нахождение его под стражей затрудняет возможность оказания помощи родственникам погибших.

Речь адвоката при признании вины подсудимым образец

Моя подзащитная была задержана на месте происшествия, с этого момента содержалась под стражей и была доступна для проведения следственных действий. Единственной причиной, по которой с ней не могли производиться следственные действия, было нежелание самого следователя соблюдать права обвиняемой и процессуальные процедуры проведения следственных действий.

Читайте также  Земля для кфх что это

Образец защитительной речи адвоката в уголовном процессе при признании вины

Защитительная речь должна быть строго обоснованной, убедительной, опираться на имеющиеся в деле доказательства. «. защитник не может руководствоваться в своей деятельности известным афоризмом французских адвокатов: «Мы пришли в суд не для того, чтобы что-либо доказать, а лишь для того, чтобы показать, что прокурор ничего не доказал».

В ходе расследования не принято мер к сбору достаточных доказательств, свидетельствующих об исключении иной версии событий, иного состава лиц совершивших преступление, если таковое вообще имело место быть. В связи с отсутствием соответствующих доказательств нельзя считать доказанной вину моего подзащитного.

В производстве Орджоникидзевского районного суда города Екатеринбурга Свердловской области находится уголовное по обвинению У. по статьям: п. «б» ч.4, ст. 132, п. «б» ч.4, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, ч. 1 ст. 151, п. «г» ч.2 ст. 117 УК РФ в отношении С.

по уголовному делу в обвинении доверителя в изнасиловании

По смыслу ст.43 УК РФ, определяя вид и размер наказания за любое преступление, суд исходит из таких целей наказания, как восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений. При этом ст.

Будучи связанным единственной позицией и не оказывая суду содействие в поисках иных аргументов, направленных на улучшение положения подзащитного, нельзя быть уверенным в том, что эти обстоятельства будут учтены при вынесении итогового акта. Не стоит быть идеалистами – с учетом ничтожного процента вынесения судами оправдательных приговоров, когда требование оправдать подзащитного звучит в большинстве процессов и остается без удовлетворения, стоит ли умалчивать об иных обстоятельствах, в частности о неверной квалификации? В этой связи с этим Ф.Н.
Плевако высказался так: «Обращаясь к судьям, защита не должна самоуверенно ограничивать свое слово отрицанием вины. Она должна смирить себя и предположить, что ей не удастся перелить в души судей свои убеждения о невиновности подсудимых.

Образец Речи Адвоката По Ст 105, Вина Не Доказана

Да, мой подзащитный убил. Это подтвердили беспристрастные свидетели и анализ экспертами вещественных доказательств. Он убил человека в целях самозащиты. После совещания суд назначил обвиняемому наказание — два года службы в штрафном батальоне за превышение границ самообороны.

Речь по делу с.а. баянова в ростовском областном суде

С. Очень близки по квалификации содеянного С. диспозиции ст.ст. 108 и 109 УК РФ, однако при более тщательном анализе не остается сомнений, что действия подсудимого идеально подходят под описание, изложенное в ст. 37 УК РФ. В любом случае, Ваша честь, я верю, что Вы, как грамотный юрист, профессионал своего дела, тщательно разберетесь в обстоятельствах происшедшего, и вынесете справедливое решение в качестве последней инстанции, с учетом всех обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, таких как характеристики личности подсудимого, который не представляет никакой социальной опасности для окружающих, имеет малолетнего ребенка, кроме того, на всем протяжении предварительного следствия давал правдивые и последовательные показания, активно содействуя раскрытию данного преступления, что в любом случае должно истолковываться как основание для применения ст.

По мнению обвинения, все чрезвычайно просто, ясно, логично. Ведь факты говорят сами за себя: «в процессе возникшей ссоры между ними, — говорил прокурор, — Баянов С.А. с целью убийства нанес Захарову А.И. два ножевых ранения, в результате чего он скончался».

Речь адвоката по ч 1 ст 105 ук рф

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, расположение и направление раневых каналов двух телесных повреждений, причиненных ударами ножом Захарову, соответствует тому положению, в котором находились подсудимый и Захаров, по рассказу подсудимого в момент нанесения ударов, что также подтверждает показания Баянова.

Речь по делу С.А. Баянова в Ростовском областном суде

Квартира состоит из трех комнат, а осматривалась практически одна. Телесные повреждения были причинены Захарову не в той комнате, куда он приносил эти вещи. Кстати, даже на снимках комнат квартиры видны стоящие в прихожей женские туфли, а о том, что было платье бордового цвета, показала свидетель Захарова B.C. Размер женской обуви 39-40, что совпадает с размером ноги подсудимого.

Любой человек из нас, здесь присутствующих в зале – независимо от его процессуальной роли является еще и носителем общечеловеческих представлений о добре и зле. Каждый из нас, людей внутри себя дает свою личную оценку и поступка подсудимого и его самого как человека. Относительно его поступка — тут все присутствующие, включая самого его не испытывают сомнений в необходимости наказания. Но остается еще второй вопрос: стоит ли он, как человек того, что бы его хотя бы немного пожалеть ? Заслуживает ли он хоть небольшой доли милосердия ?

Моя подзащитная была задержана на месте происшествия, с этого момента содержалась под стражей и была доступна для проведения следственных действий. Единственной причиной, по которой с ней не могли производиться следственные действия, было нежелание самого следователя соблюдать права обвиняемой и процессуальные процедуры проведения следственных действий.

Защитительная речь по делу Вадима Делоне (Каллистратова)

В ходе судебного разбирательства вашему вниманию были представлены сводки прослушек квартиры, в которой некоторое время проживали Тихонов и Хасис. Что мы в них услышали? Тихонов и Хасис в течение нескольких дней разговаривают между собой. Обсуждают самые разнообразные темы. Разговаривают откровенно и искренне. Да и как может быть иначе. Два человека, любящих друг друга, бесконечно друг другу доверяющих, находятся в совершенно безопасном (по крайней мере, по их мнению) месте. Тихонов и Хасис обсуждают те вопросы, которые важны для них в тот момент больше всего. Тихонов и Хасис, не стесняясь в выражениях и резкости высказываний, обсуждают текущие события, рассуждают на общественно-политические темы. Они, не подозревая о ведущейся прослушке, обсуждают различные оружейные вопросы, неоднократно упоминают в разговорах своих знакомых, в том числе и имеющих серьезные проблемы с законом. Без каких-либо умолчаний Тихонов и Хасис обсуждают свои ближайшие планы, делятся своими страхами и сомнениями относительно своей дальнейшей судьбы. Они не знают и не догадываются о том, что все их разговоры прослушиваются и записываются. У них нет причин лгать друг другу или что-то недоговаривать.

Ваша честь, уважаемый прокурор, присутствующие в зале! По окончании производства судебного следствия, на первый взгляд, в данном уголовном деле нет ничего необычного, создается впечатление, что обсуждаемые события преступления являются заурядными, поскольку действие происходит между лицами, злоупотребляющими алкогольными напитками, т.н. асоциальными элементами, поэтому всегда можно списать данную ситуацию по аналогии с другими и свести все это к эволюции, когда указанные персонажи ликвидируют друг друга, а выжившие отправляются в места лишения свободы, тем самым освобождая людей от своего присутствия. Не сомневаюсь, что органы предварительного следствия, в погоне за такими статистически привлекательными преступлениями, как убийство и ч.
4 ст. 111 УК РФ, зачастую не задаются вопросами об истинном характере произошедшего и роли обвиняемого в совершении того или иного преступления.

При этом С., как мы видим, для обезвреживания нападавшего предпринял действия, явно не представляющие угрозу не только для жизни, но и для здоровья нападавшего! Признаемся себе, каждый бы гордился собой, если бы у него хватило духу поступить также! В этой связи возникает вопрос – а верно ли органы предварительного следствия квалифицировали действия С.? Диспозиция ч. 4 ст. 111 УК РФ предполагает умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего! Отсюда следует, что виновный должен был осознавать, что своими действиями – а именно нанесением пары ударов рукой в лицо потерпевшему он непременно причинит тяжкий вред его здоровью! Неправда ли абсурд? Тогда бы в местах лишения свободы находилась бы добрая половина граждан России за кухонные побои и выяснение отношений.

Грицко сергей валерьевич

Возможность существования и применения альтернативной защиты в уголовном процессе вызывает немало споров не только в научных кругах, но и среди практикующих адвокатов, для которых эта проблема более чем насущная. В своем диссертационном исследовании, Ходилина М.В. отрицает возможность такой альтернативной позиции адвоката: «Участвуя в судебных прениях, адвокат-защитник не только оглашает избранную правовую позицию, но и обосновывает ее с целью убеждения суда в закономерности собственных утверждений, в связи с чем, с учетом проведенного анкетирования адвокатов, судей, прокуроров, автор приходит к выводу о невозможности избрания адвокатом двойственной правовой позиции (альтернативной защиты).

Ведь хороший адвокат всегда поможет своему клиенту в составлении нужного текста, даже сам подготовит для него речь. В некоторых случаях защитники предоставляют доверителю готовый образец последнего слова. Подсудимый при этом только подбирает нужные слова и выступает на заседании.

Речь подсудимого: образец

Подсудимый составляет текст для себя, потому что говорить будет только он, а остальные участники процесса должны его выслушать. Поэтому речь необходимо написать на бумаге (если она достаточно длинная) аккуратным почерком, чтобы потом на процессе ее можно было легко прочитать, но лучше выучить наизусть.

Как выстроить речь в защиту

Ни в коем случае не стоит искать образец последнего слова подсудимого или просить кого-то из знакомых или сокамерников (если гражданин находится в следственном изоляторе) составить текст для выступления на судебном заседании.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: