Описание физических страданий

В поисках объективной оценки страданий потерпевшего

На сегодняшний день проблема в сфере компенсации морального ущерба в связи с причинением вреда здоровью и жизни человека весьма актуальна.

Так, в России по сравнению с зарубежными странами размеры взыскиваемой судами компенсации морального вреда значительно ниже. Кроме того, отсутствует единообразный подход к определению размера компенсации, наблюдается значительный разброс между минимальными и максимальными значениями взыскиваемых сумм (например, за причинение смерти суды взыскивают компенсацию от 5000 до 8,5 млн руб.) Также нет определенности в подходах к дифференциации сумм компенсации для потерпевшего и причинителя вреда.

Затруднительность доказывания тяжести нравственных страданий приводит к тому, что суды не дают им должной правовой оценки.

В настоящее время размер компенсации определяется исключительно по усмотрению суда. Ряд экспертов предлагают отказаться от данного способа и закрепить только фиксированные суммы.

На мой взгляд, оптимальным вариантом решения проблемы может быть использование «смешанного» способа расчета компенсации, объединяющего табличные значения и усмотрение суда.

Моральный вред, причиненный потерпевшему, включает физические и нравственные страдания, имеющие разную природу. К физическим относятся физическая боль и функциональные расстройства организма, к нравственным – психологические (психические) переживания (страх, стыд, унижение, чувство неполноценности и т.п.).

Различие в природе страданий потерпевшего позволяет использовать отличающиеся способы оценки компенсации морального вреда, поэтому применение только табличных значений либо лишь усмотрения суда, на мой взгляд, не предполагает возможность объективной оценки.

Так, табличные значения при оценке нравственных страданий исключают индивидуальный подход. Например, если танцор сломал ногу, степень его нравственных переживаний будет иной, нежели у писателя в такой же ситуации – танцор на время лишается возможности работать, а писателю травма не мешает заниматься профессиональной деятельностью.

Судебное усмотрение при оценке физических страданий, напротив, может привести к излишней индивидуализации, в то время как степень физической боли практически одинакова для всех людей.

Таким образом, для объективной оценки реального морального вреда необходимо использовать как табличные значения (для физических страданий), так и судебное усмотрение (для нравственных страданий).

Каждое заболевание, возникающее в результате причинения вреда здоровью, имеет перечень характерных симптомов (физических страданий), срок течения заболевания (длительность физических страданий). Это позволяет вывести общую формулу для расчета компенсации при физических страданиях.

В российском законодательстве оценка вреда здоровью производится согласно Правилам расчета суммы страхового возмещения при причинении вреда здоровью потерпевшего, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 15 ноября 2012 г. № 1164, которые определяют порядок расчета суммы возмещения (страховой выплаты) при причинении вреда здоровью потерпевшего и устанавливают соответствующие нормативы исходя из характера и степени нанесенного здоровью ущерба.

Полагаю, что по аналогии можно оценить и размер компенсации при физических страданиях – установить минимальную сумму и повышающие коэффициенты.

Степень нравственных страданий для каждого человека индивидуальна – одно и то же событие у одних вызовет нервный срыв, другие воспримут его более спокойно.

В индивидуальном восприятии события (цепи событий) и заключается специфика нравственных страданий как юридического факта, степень которых надлежит определить суду.

Оценку степени важности утраченных способностей, качеств, а также снижения качества жизни для данного конкретного человека невозможно формализовать.

В связи с этим, на мой взгляд, целесообразно установить минимальный размер компенсации с учетом тяжести вреда здоровью (жизни) и повышающие коэффициенты исходя из формы вины причинителя вреда. Так, минимальный размер компенсации за причинение телесных повреждений – А руб., легкий вред здоровью – В руб., вред средней тяжести – С руб., тяжкий – Д руб., смерть – Е руб.

Отдельно отмечу последний пункт. Несмотря на то что в случае смерти потерпевшего его близкие родственники не испытывают физических страданий непосредственно от события, причинившего смерть, должна быть установлена подлежащая выплате фиксированная сумма, которая может быть увеличена с учетом компенсации за причиненные нравственные страдания.

Указанными повышающими коэффициентами, например, могут быть: отсутствие вины причинителя вреда – 1, неосторожность – 1,5, умысел – 2.

В качестве примера рассмотрим совершение наезда на пешехода, в результате которого его здоровью был причинен тяжкий вред, вина водителя при этом отсутствует. Компенсация в таком случае составит:

Д * 1 = Д руб. компенсация за физические страдания.

Названная сумма увеличивается на сумму компенсации за нравственные страдания, которая оценивается судом индивидуально для каждого пострадавшего по установленным критериям. При этом судебное усмотрение при оценке нравственных страданий не должно быть произвольным – необходимы соответствующие разъяснения на уровне Верховного Суда РФ. В них был бы закреплен открытый перечень обстоятельств, которые суд обязан установить, оценивая нравственные страдания. Судья в своем решении должен будет дать отдельную оценку по каждому установленному обстоятельству.

Примерный перечень обстоятельств, подлежащих выяснению:

  • возраст потерпевшего;
  • длительность страданий;
  • причинен ли ущерб имуществу;
  • отрицательное влияние на внешность с учетом возраста и нахождения в браке;
  • невозможность иметь детей;
  • насколько изменилась жизнь человека после причиненения вреда здоровью (например, пришлось сменить профессиональную деятельность, лишиться хобби и т.д.), прочие критерии;
  • в случае смерти потерпевшего – степень близких отношений между погибшим и лицом, которому будет выплачена компенсация.

Для разработки оценочных критериев необходимо привлечь специалистов (психолога, психотерапевта, психиатра), которые смогут выработать общие показатели для определения тяжести страданий и их длительности, что впоследствии позволит установить денежный размер компенсации. Целесообразным в перспективе было бы проведение психиатрической экспертизы на бюджетной основе – по аналогии с медицинской экспертизой.

Полагаю, «смешанный» способ оценки морального вреда поможет судам объективно оценивать действительный моральный ущерб и определять адекватную компенсацию индивидуально для каждого пострадавшего.

Судебно-медицинское обоснование понятия «боль»

А.И.Авдеев 1 , М.И. Радивоз 2

1 Кафедра судебной медицины ДВГМУ, 2 кафедра патологической физиологии ДВГМУ

Судебно-медицинское обоснование понятия «боль» / Авдеев А.И., Радивоз М.И. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2009. — №10. — С. 97-101.

библиографическое описание:
Судебно-медицинское обоснование понятия «боль» / Авдеев А.И., Радивоз М.И. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2009. — №10. — С. 97-101.

код для вставки на форум:

Понятие «особая жестокость» предусматривается в статьях 105, 111, 117, 131 УК РФ, что проявляется прежде всего в мучительном способе лишения жизни потерпевшего, с применением пытки, истязания, с причинением потерпевшему особых страданий. Жестокость – понятие правовое и находится в компетенции суда и следствия. Судебно-медицинский эксперт дает по положениям закона заключение о причинении особых физических страданий. Под пыткой понимается не любые деяния, а только те, при которых какому-либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание. На разрешение судебно-медицинского эксперта обычно ставятся вопросы о возможности причинения сильной (особенной) боли, развития шоковой реакции на боль и др.

В судебной медицине выделяют признаки причинения сильной (особенной боли):

локализация повреждений в зоне повышенной иннервации (лицо, шея, кончики пальцев, зона половых органов и заднепроходного отверстия);

особый способ нанесения повреждений с применением специальных средств (сечение розгами, прижигание, выкручивание и др.);

многократность причинения повреждений (уколы, щипание) (Громов А.П., Науменко В.Г.,1977; Попов Н.В., 1938).

Боль — сложный комплекс физиологических и психологических реакций, зависящих от чувствительности и состояния духа человека в конкретный момент, привычек, воспитания, культуры. Такие признаки боли, как сенсорное качество (острая, тупая), интенсивность, локализация, эмоциональные, вегетативные и моторные проявления, легли в основу классификаций.

Неоднозначность понятия «боль» и многообразие проявлений боли по-разному оценивают врачи и психологи, различая первичную и вторичную, острую и хроническую, висцеральную (жгучая, колющая, тупая), физическую и психологенную боль.

Целесообразно выделить два фактора боли – физический (физиологический) и психологический. Боль, как физиологическая реакция, в свою очередь, проходит ряд этапов: импульсация с рецепторов, реакция центральных структур мозга и афферентные механизмы боли в виде комплекса вегетативных и двигательных реакций, которые влияют на все жизненно важные и вспомогательные функции организма. В таком делении боли есть определенная условность, заключающаяся в том, что основой психологического фактора боли является психогенная катехоламинемия.

Физическую (физиологическую) боль разделяют на три группы:

  • боль от внешних воздействий. Ее локализация — кожа и слизистые оболочки. При этом сохраняется полость периферического аппарата и функции центральных механизмов, модулирующих болевые ощущения;
  • боль, вызванная внутренними патологическими процессами. В возникновении такой боли кожа обычно не участвует, за исключением случаев прямого повреждения или отраженной боли, сохраняются функции механизмов, модулирующих боль, и проведение по афферентным волокнам;
  • боль в результате повреждения нервной системы и ее афферентного аппарата (невралгия, каузалгия, фантомная боль).

Психогенная боль обусловлена, главным образом, психологическими или социальными факторами (эмоциональное состояние личности, окружающая ситуация) и представляет собой феномен, образованный интеграцией анатомического, физиологического, психологического компонентов, каждый из которых имеет собственную структуру (Кассиль Г.К., 1975; Лиманский Ю.П., 1986; Sternbach R., 1978; Melzach P., 1981).

Определяющими считались два взгляда на рецепцию боли: наличие специфических болевых рецепторов и восприятие боли любыми рецепторами, когда раздражающий стимул достигает определенной величины. Болевые импульсы воспринимаются и передаются терминалями сенсорных волокон типа А-8, при этом болевые рецепторы являются претерминальными участками этих волокон (Хаютин В.М., 1980).

Принято считать, что существуют две системы передачи болевых (ноцицептивных) импульсов. Филогенетически более молодая система, действующая через волокна А-5 (тонкие миелинизированные), немедленно дает информацию о характере и локализации повреждения (локальная, быстрая или эпикрическая боль). Эту систему называют первичной и экстероцептивной, так как она реагирует, главным образом, на внешние раздражители. Именно эта система интересна для оценки болевых ощущений при механических повреждений.

Другая система, эволюционно более древняя и универсальная, действует замедленно через С-волокна (немиелинизированные) и передает тупую диффузную, длительно проводящуюся (протопатическую) боль. Ее называют интерорецептивной, поскольку она сигнализирует преимущественно о патологических процессах в тканях и органах (Зильбер А.П., 1984).

Читайте также  Позитивное письмо коллективу

Многообразие характера боли зависит от многих факторов. Локализованная острая эпикрическая боль передается по лемнисковой афферентной системе через задние столбы спинного мозга и спиноцервикальный тракт в зрительный бугор, откуда проецируется преимущественно в первую соматосенсорную зону коры. Диффузная длительная протопатическая боль связана с экстралемнисковой системой и передается в ретикулярную формацию, где проецируется во вторую соматосенсорную зону коры.

Предложена одна из гипотез о боли как многокомпонентной реакции организма: боль, развиваясь по одной или нескольким программам «болевого поведения», проявляется в зависимости от качества, интенсивности, пространственных и временных параметров ноцицептивных стимулов, а также от индивидуальных особенностей ЦНС, либо как неприятное сенсорное ощущение, либо как эмоциональный ответ или мотивационное состояние. (Лиманский Ю.П., 1986).

Одно из самых удачных научных определений боли принадлежит П.К.Анохину, который квалифицировал боль как «своеобразное психическое состояние человека, определяющееся совокупностью физиологических процессов в ЦНС, вызванных каким-либо сверхсильным или разрушительным раздражением».

Заслуживает внимания гипотеза, предложенная Г.Лабори (1970) о причинах возникновения и формирования зубной боли при сверхпороговом раздражении тканей зуба. При этом болевое воздействие на зуб вызывает кратковременное обратимое ухудшение кровоснабжения локального участка мозга. По этой гипотезе, серотонин, высвобождающийся из лизосом при нарушении целости их мембран от сверхсильного раздражения, оказывает прямое алгогенное действие и сенсибилизирует нервные окончания к другим алгогенным веществам. Можно предположить, что формирование зубной боли при участии серотонина осуществляется по такой схеме: сверхпороговое раздражение тканей зуба — возникновение нервного импульса — высвобождение серотонина — спазм сосудов мозга — церебральная гипоксия — боль (Кабилов Н.М., 1972).

R.Melzach и R.Wall (1965) сообщили о новой теории боли и аналгезии, в настоящее время принятой с некоторыми оговорками большинством специалистов. Это теория контролируемых ворот (gate control theory), или входного контроллинге (control), согласно которой болевой сигнал, вошедший в определенные зоны спинного мозга (желатиновая субстанция в задних рогах), не пропускается дальше, если одновременно на вход поступают не болевые сигналы из другого места, закрывающие вход для болевых импульсов. На физиологическом уровне эта теория показывает, в частности, как эмоции могут влиять на переживание боли. Ноцицептивная информация может ингибироваться при передаче с периферических нервных волокон на нервные волокна спинного мозга. При частично или полностью закрытых воротах в мозг приходит меньше информации или она не поступает совсем. Периферические процессы (например, при трении поврежденной части тела) и центральные процессы (например, при повышенном уровне страха) влияют на передачу болевой информации и обусловливать уменьшение или усиление боли эффект при переживании боли. Теория боли и аналгезии свидетельствует о том, что входной контроль существует не только в спинном мозге, но и в более высоких отделах. В частности, клетки серого вещества мозга имеют значительную рецепторную зону и сложную проекцию. Интенсивная стимуляция указанных зон приводит к перпепции боли в ЦНС, одновременно стимулирует тормозящие волокна в стволе мозга, которые блокируют болевые импульсы из других участков (Зильбер А.П., 1984).

Для научного и практического изучения механизмов формирования боли большое значение имело открытие в 1974-1975 гг. опиатных рецепторов и медиаторов, реагирующих с рецепторами в различных отделах мозга. Нейромедиаторы (мет- и лейэнкефалины, эндорфины), так называемые опиоидные пептиды, реагирующие с опиатными рецепторами, подавляют боль, вегетативные и эмоциональные реакции. Это открытие позволило получить более четкое представление о механизмах аутоалгезии при болевом синдроме и развитии абстиненции при наркоманиях (Грицук С.Ф.,1998).

Передача боли осуществляется через главный болевой центр организма — зрительный бугор, в котором перекрещиваются все виды болевой чувствительности — эпикрической и протопатической. Особенность болевой реакции обусловлена взаимосвязью с основными гормональными субстанциями мозга. Болевой импульс, попадая в таламус и гипоталамус, распространяется на ретикулярную формацию и кору, а также зону гипофиза, формирующего гипофизарно-адреналовые реакции (гипергликемия, олигурия, гиперкалиемия, накопление лактата, увеличение концентрации фибриногена и др.). Болевая импульсация, обусловливающая выброс эндогенных пептидов, оказывает прямое воздействие на гипофиз, стимулируя эндокринный ответ.

Исследование, проведенное специалистами Американского общества пластических хирургов (American Society of Plastic Surgeons — ASPS) и опубликованное в официальном медицинском журнале этой организации, доказало, что женщины чувствуют боль сильнее, чем мужчины. У женщин обнаруживается большее количество нервных рецепторов, которые просто обрекают их на то, чтобы переживать болезненные ощущения сильнее мужчин. Так, у женщин на квадратный сантиметр кожи лица приходится в среднем 34 нервных окончания, в то время как у мужчин их вдвое меньше — в среднем 17. В основе женской «утонченности» лежит реальное чувство боли — более низкий физиологический болевой порог, при преодолении которого боль становится просто нестерпимой.

Нужно заметить, что не только пол может влиять на излишнюю подверженность человека болевым ощущениям (гиперчувствительности), свою роль могут играть национальность, цвет волос и кожи и даже цвет радужки глаз. Доказано, что афроамериканцы более чувствительны к боли, чем представители европеоидной расы.

Решение вопроса о болевых ощущениях, особенной боли следует проводить с учетом как морофологических, так и патофизиологический параметров повреждений. Судебно-медицинский эксперт не обладает достаточной подготовкой для компетентной оценки уровня болевых ощущений (силы боли). Для квалифицированного решения вопроса о причинении особых физических страданий, сильной боли целесообразно решение данного вопроса проводить в рамках комиссии с привлечением специалиста соответствующего профиля (анестезиолога, патофизиолога).

Критерии и метод оценки размера морального вреда

Потерпевший оценивает тяжесть причиненного ему физиче­ского и нравственного ущерба субъективно. В частности, шофер, избитый полицейскими, посчитал, что за каждый удар резино­вой дубинкой ему должны уплатить по 1 млн. долл. Очевидно, у суда должны быть какие-то ориентировочные критерии для объективного определения размера компенсации за причинение нравственного ущерба. Применительно к каждому конкретному делу придется принимать во внимание: общественную оценку нарушенного блага; степень вины правонарушителя; тяжесть последствий правонарушения; жизненные условия потерпевшего (служебные, семейные, бытовые, материальные, состояние здо­ровья, возраст и др.); сферу распространения ложных, позоря­щих сведений (в массовом издании или в узком кругу лиц); тя­жесть телесных повреждений; степень родства погибшего и ист­ца; материальное положение сторон и др.

Проблема отсутствия точно сформулированных критериев оценки размера компенсации морального вреда и общего метода количественной оценки его размера порождает сложности в правоприменительной практике. Единственное в настоящее время посвященное вопросам компенсации морального вреда постановление пленума Верховного Суда РФ «Некоторые вопро­сы применения законодательства о компенсации морального вреда» от 20 декабря 1994 г. не содержит указаний, которые по­зволили бы суду обоснованно определять размер компенсации при разрешении конкретного дела.

В ст. 151 ГК РФ законодатель устанавливает ряд критериев, которые должны учитываться судом при определении размера компенсации морального вреда: степень вины нарушителя; сте­пень физических и нравственных страданий, связанных с инди­видуальными особенностями лица, которому причинен вред;

иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Поскольку из содержания ст. 1099 ГК РФ следует, что раз­мер компенсации морального вреда должен определяться в соот­ветствии со ст.ст. 151, 1101 ГК РФ, рассмотрим существующие критерии оценки размера компенсации, определяемые этими нормами.

  1. Степень вины причинителя вреда в случаях, когда вина яв­ляется основанием для возмещения вреда.
  2. Степень и характер физических и нравственных страданий потерпевшего (должны приниматься во внимание во взаимосвязи с рядом других обстоятельств). Под степенью страданий следует понимать глубину страданий («глубина страданий» — возможно, не очень хорошее сочетание, но именно так мы говорим, испы­тывая, например, боль — «слабая боль», «терпимая боль», «силь­ная боль», «нестерпимая боль»; это определяет, насколько глу­боко страдание). При этом для человека глубина страданий за­висит в основном от вида того неимущественного блага, которому причиняется вред, и степени его умаления, а индивидуаль­ные особенности потерпевшего могут повышать или понижать эту глубину (степень). Поэтому должны приниматься во внима­ние как «средняя» глубина (презюмируемый моральный вред), так и обусловленное индивидуальными особенностями потер­певшего отклонение от нее, что даст возможность суду учесть действительный моральный вред и определить соответствующий ему размер компенсации.

Таким образом, индивидуальные особенности потерпевшего согласно ст.ст. 151, 1101 ГК РФ — это подлежащее доказыванию обстоятельство, устанавливаемое судом предусмотренными процессуальным законодательством способами и принимаемое во внимание для оценки действительной глубины (степени) физи­ческих или нравственных страданий и определения соответст­вующего размера компенсации.

Проанализируем критерий характер физических и нравствен­ных страданий. Под видами физических страданий можно пони­мать боль, удушье, тошноту, головокружение, зуд и другие бо­лезненные симптомы (ощущения); под видами нравственных страданий — страх, горе, стыд, беспокойство, унижение и другие негативные эмоции.

Думается, что учитывать характер физических страданий можно лишь принимая во внимание те нравственные страдания, которые с ним сопряжены (например, ощущение удушья может сопровождаться негативной эмоцией в виде страха за свою жизнь). Поэтому для определения размера компенсации следует учитывать не вид (характер) нравственных или физических страданий, а характер и значимость тех нематериальных благ, кото­рым причинен вред, поскольку именно они и определяют вели­чину причиненного морального вреда.

Компенсация за перенесенные страдания может быть выра­жена в деньгах как своеобразный штраф, взыскиваемый с причинителя вреда в пользу потерпевшего и предназначенный для сглаживания негативного воздействия на его психику. Посколь­ку, как указывалось выше, глубина страданий не поддается точ­ному измерению, а в деньгах неизмерима в принципе, нельзя говорить о какой-либо ее эквивалентности размеру компенса­ции. Однако разумно и справедливо предположить, что большей глубине страданий должен соответствовать больший размер компенсации.

В основу метода оценки размера компенсации размера мо­рального вреда положен принцип защиты и соблюдения прав и свобод человека, которые являются высшей ценностью для государства (ст. 2 Конституции РФ). Наиболее жесткой мерой ответственности, применяемой государством за совершение правонарушения, является уголовное наказание. В связи с этим можно предположить, что соотношения максимальных санк­ций и норм Уголовного кодекса, предусматривающих ответст­венность за преступные посягательства на права человека, наи­более объективно отражают значимость охраняемых такими нормами благ. Представляется целесообразным использовать указанные соотношения для определения соразмерности компенсаций презюмируемого морального вреда и нарушений со­ответствующих прав.

Читайте также  Не уступил дорогу автомобилю наказание

Презюмируемый моральный вред — это страдания, которые должен испытывать (т.е. не может не испытывать) «средний», «нормально» реагирующий на совершенное в отношении его противоправное деяние человек. По существу презюмируемый моральный вред отражает общественную оценку последствий противоправного деяния.

Применение согласно нормам Уголовного кодекса макси­мальных санкций позволяет разработать таблицу размеров ком­пенсации презюмируемого морального вреда применительно к различным видам нарушений прав личности. Понятно, такая таблица будет корректироваться при соответствующих измене­ниях законодательства. Это касается и базисного размера ком­пенсации, если изменения законодательства дадут основания полагать, что иной размер будет более разумным.

Возмещение морального вреда по УК РФ отличается от воз­мещения морального вреда, предусмотренного Гражданским ко­дексом.

Содержанием понятия «моральный вред» как в уголовном, так и в гражданском праве являются нравственные и физические страдания, перенесенные потерпевшим.

Необходимыми условиями наступления гражданско-правовой ответственности за причинение морального вреда в соответствии со ст. ст. 151, 1100, 1101 ГК РФ являются:

  • наличие морального вреда;
  • противоправные действия причинителя вреда, нарушаю­щего личные неимущественные права потерпевшего либопосягающего на принадлежащие ему другие нематериаль­ные блага;
  • причинная связь между вредом и противоправным дейст­вием;
  • вина причинителя вреда.

Возникает вопрос: имеет ли правовое значение для ст. 61 УК РФ действительный размер компенсации морального вреда? Смысл указанной статьи состоит в том, что возмещение мораль­ного вреда поставлено в один ряд с действиями, направленными на сглаживание вреда, причиненного потерпевшему, т.е. по мнению многих исследователей, учитывать его в качестве смяг­чающего обстоятельства основания нет.

Если по уголовному делу не предъявлен гражданский иск о компенсации морального вреда, то определение размера ком­пенсации не входит в обязанность суда. Доказательству подле­жит лишь сам факт причинения морального вреда, а право по­терпевшего на определение его размера порождается лишь су­дебным решением при рассмотрении иска о компенсации. Ина­че говоря, размер компенсации не входит в предмет доказыва­ния как совокупность юридических фактов, образующих осно­вание иска. Основание иска — виновное совершение ответчиком противоправного деяния, повлекшего причинение истцу физи­ческих и нравственных страданий.

  • степень вины;
  • характер причиненных страданий;
  • наличие у потерпевшего индивидуальных особенностей, ибо эти обстоятельства учитываются судом при определе­нии размера компенсации (ст. ст. 151,1101 ПС РФ).

Предметом иска является субъективное право на компенса­цию, а его содержание — действие, о совершении которого истец просит суд признать право на компенсацию морального вреда, определить ее денежный размер, взыскать.

Возникает вопрос: имеет ли мнение истца о размере компен­сации правовое значение? Ответ — да. Мнение истца следует относить к числу «иных, заслуживающих внимания обстоя­тельств». Можно полагать, что заявленный истцом размер ком­пенсации косвенно подтверждает глубину перенесенных им страданий. Однако суду при оценке мнения истца следует учи тывать, что оно носит субъективный характер.

Если устранение имущественного вреда учитывается при определении наказания, то в отношении морального вреда такой подход неприменим. При отсутствии гражданского ис­ка суду не следует решать вопрос о размере компенсации. В качестве смягчающего обстоятельства суду достаточно устано­вить совершение правонарушителем действий, явно направ­ленных на заглаживание негативных последствий правонару­шения. В некоторых случаях добровольное возмещение мо­рального вреда, причиненного правонарушениями, может оказаться произведенным в отсутствие соответствующей обя­занности, что все равно будет иметь большую значимость для смягчения наказания.

Очевидно, что любое правонарушение причиняет нравствен­ные страдания потерпевшему, однако правом на компенсацию морального вреда пользуются только лица, понесшие физические или нравственные страдания в связи с посягательством на их неимущественные права или нематериальные блага. Следова­тельно, не любое преступление порождает право потерпевшего на компенсацию морального вреда. Так, потерпевшие почти по всем видам преступлений корыстной направленности, состав­ляющих более половины всех совершаемых преступлений, ли­шены возможности компенсировать причиненные им психиче­ские страдания.

Компенсация такого рода была бы оправдана. Способ по­добной компенсации — введение в уголовное судопроизводст­во термина «психический вред». Под моральным вредом в уголовном судопроизводстве следует понимать также физические и нравственные страдания, испытываемые гражданами в связи с совершением против них деяний, преследуемых уголовным законом.

Вызывает сомнение удачность такого определения, так как «мораль» – совокупность представлений об идеале, добре и зле, справедливости и несправедливости. Под «вредом» в граждан­ском праве понимаются неблагоприятные изменения в охраняе­мом законе благе, при этом само благо может быть как имуще­ственным, так и неимущественным.

Термин «страдания» принимается законодателем как ключе­вой в определении морального вреда. Он предопределяет действия причинителя морального вреда, которые обязательно должны найти отражение в сознании потерпевшего, вызвать опреде­ленную психическую реакцию. При этом вредоносные измене­ния в охраняемых благах отражаются в сознании в форме ощу­щений (физические страдания) и представлений (нравственные страдания). Наиболее близким к понятию «нравственные стра­дания» следует считать понятие «переживание». Содержанием переживаний могут быть страх, стыд, унижение и иное неблагоприятное в психологическом смысле состояние.

Аналогом морального вреда (в США и Великобритании) яв­ляется «психологический вред», который определяется как «фи­зические и психические страдания. Психические страдания — это негативные эмоциональные реакции.

Понятия «вред здоровью» и «моральный вред» могут быть сведены в единое понятие «неимущественный вред». Проанали­зировав содержание понятия «здоровье», можно сказать, что это состояние полного социального, психического и физического благополучия. Понятия «вред здоровью» и «страдания» частично совпадают по своему содержанию, ибо претерпевание страданий означает утрату психического благополучия.

Страдания героев

Навеяло обсуждениями в чатах.

Страдания душевные и физические: болезни, раны, пытки, психологическая ломка, сексуальное насилие, смерти близких, постравматический синдром в полный рост,и сумашествие в результате вот этого всего и тд

А как, дорогие авторы, у вас с этим? Легко ли вам писать, как часто вы прибегаете, насколько подробно описываете гм, процесс пытки? Насколько это обусловлено сеттингом мира? «Ломаются» ли ваши герои или выходят победителями пусть в посмертии на поле битвы духа? Жалко ли вам героя или не жалко, сопереживаете, погружаетесь ли в ситуацию, примеряете ли на себя? А восстановление, прежде всего — психологического, после плена и прочего, насоколько эта тема для вас интересна и вы ее затрагиваете

Посколько пишу по историческому канону, то да, тяжелые раны и пытки (один раз) были. Стараюсь дать минимум графики и сосредоточится на эмоциях что ли ну все таки скажу что не совсем эта сфера близка. Слишком погружаюсь. И чтобы всекончилось хорошо. А душевных страданих полно) страдают все)) Во втором, фантастическом, тоже героям не везет со страшной силой, но там больше сферы разума касается, психологических ломок, промывания мозгов и пр.

КМК это описать гораздо сложнее и восстановиться после всего — тоже

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Лично мне посттравматический синдром было писать, пожалуй, сложнее всего. Если ситуация острая — тут в тексте и динамика, и адреналин, как правило какой-то сюжетный пик или боевка. Да еще главгер «выключается» из-за травмы/страданий и можно дать второстепенным персонажам разгуляться. В общем, резвись, автор! И совсем другое дело — посттравматика. Ну, вот впал в нее персонаж, что дальше-то? Ох, тяжело выходили, что автор, что герой )) Пытки, правда, не пробовала ;) Наверное, тоже непросто.

вот мне тоже кажется что эсложнее всего

если тем более сам не проживал

после пыток думаю еще тяжелее

Сегодня на суде была по причиненным моральным страданиям. Человек против облиспокома. Они сочли страдания недостаточно серьезными, а стало быть, и вовсе отсутствующими. Но битву духа проиграли однозначно.

Есть у меня такое, причём весьма садистскими способами (не только в физическом плане). После чего не сломаться просто невозможно. Но главную победу герой одерживает именно будучи раздавленным и почти уничтоженным морально.

Ещё применял литературное «самоубийство» — смерть главного героя, когда повествование ведётся от первого лица.

вот, попадалась мне матчасть о том как почти с гарантией сломать даже сильного и волевого героя. БРРР

дожно быть впечатляюще там у вас

у меня два раза гг умирает один раз молодой и трагически а другой раз не молодой — но мы как бы смотрим его глазами

Рецепт хорошего романа от Олега Ладыженского (1/2 Г. Л. Олди):

Урони героя на пол,
Оторви герою лапу,
Умори героя папу,
Сунь ежа герою в шляпу.
И пускай сидит герой
В жопе, точно геморрой!

задвинь героя в экстремум, обеспечь ему экстрим)))

Если приглядеться к любому гомо-сапиенсу, то в его бытии страданий можно насобирать на Ил-86 с ба-а-а-льшим прицепом.

Героиня провожает героя — офицера в командировку, а чувствует, что — на войну. И — страдает. Потому что понимает. И — не просто понимает, а осознаёт, пусть неполно и неточно, в общих, так сказать, чертах, но от этого её страдания не уменьшаются и не становятся лёгкими и игрушечно-незначительными.

Другая героиня — захотела от героя забеременеть. Обычное предсказуемое желание. Не забеременела. Страдала, конечно, была недовольна, даже очень недовольна. Но потом — поняла, что к чему и почему и восхитилась прозорливостью, благородством и скромностью этого героя. Страдала ли она? Да, конечно, страдала. Но только такие страдания позволили ей кое-что понять такое, что не поймёшь, если посмотришь бегло на ситуацию.

Молодая героиня попала в плен, фактически — в рабство. Там страданий — каждый час по полной программе. На большую часть спектров вкуса и цвета. Неделя за неделей, месяц за месяцем. Затем молодой героине удалось убежать из узилища, но только потом, позже она поняла, что её фактически отпустили. Зачем — неизвестно. Но осознание того, что в любой момент её могут вернуть в это узилище причиняет почти постоянные нешуточные душевные — да и физические тоже — страдания. И, несмотря на тяжесть этих страданий, молодая героиня не собирается прощать матери её ложь, нанёсшую огромный ущерб соплеменницам, не собирается возвращаться в семью. Героиня продолжает работать и жить таясь, шифруясь и осознавая, что очень многое указывает на грядущую катастрофу галактических масштабов.

Читайте также  Расчет 1 процента при превышении доходов в 300 при енвд 2018

Герой просыпается после гибели своей расы в войне с сильным и опытным врагом. Осознаёт, что враг может вернуться. И уничтожить новые расы разумных органиков, так и не успевшие или не сумевшие развиться до полной силы. Он-то знает, каков этот враг и понимает, что обленившиеся нынешние разумные нынешние органики имеют слишком большие шансы быстро бесславно погибнуть. Для того, чтобы остановить, а затем уничтожить древнего врага, придётся отказаться от излишней гуманности, излишней мягкости, придётся быть беспощадным к очень многим разумным разнорасовым органикам. Как в таких условиях не стать врагом потомков, ослабевших, разжиревших и разленившихся? Герой страдает, потому что понимает, ЧТО ждёт полтора десятка рас в самое ближайшее время. И страдает, понимая, что без резких, беспощадных и безжалостных мер обойтись — не удастся.

Писать такое — очень нелегко. Мне дорого обошлось описание пребывания молодой героини в рабстве — никогда не любил и не стремился описывать издевательства над разумными существами, но. пришлось заставить себя. Зато придраться теперь, перечитывая текст этой части повествования, могу только к мелочам. Значит, работа стоила того и была выполнена должным образом.

Меня спасает осознание «полосатости» жизни. «Как ни странно, в дни войны есть минуты тишины. Когда бой умолкает устало. И разрывы — почти не слышны. И стоим мы средь войны. Тишиной оглушены».

Трудно писать такие «полосатости», не буду отрицать. В плане и план-проспекте, план-конспекте прописаны только общие основные вехи, а детали. Они становятся видны только при следовании «от вешки до вешки». И тогда открывается такое. «Как предвидеть наперёд, что тебя на свете ждёт?»

С учётом того, что пока пишу «предвоенное время», а впереди ещё — описание военного и послевоенного — могу сказать, что страданий хватит на долю всех и каждого разумного органика. Независимо от расы, пола, возраста, социального положения, уровня образования. Приходится давать читателю понять, что все страдания, все кошмары, все смерти, все травмы, все потери — ради чего-то очень важного: «Ах, как годы летят — мы грустим, седину замечая. Сын, ты помнишь солдат, что погибли, тебя защищая? Так ликуй и верши в трубных звуках весеннего гимна. Я люблю тебя, жизнь. И надеюсь, что это — взаимно».

Зато после погружения в «океан страданий» очень хорошо, пусть и не легко — пишутся «мирные сцены и эпизоды». Восстанавливается некий баланс. Можно переключиться самому и переключить внимание читателя, не падая окончательно в «чернуху» и безысходность.

Галактический охват, многорасовый мир, разность культур, уровней и условий, огромное количество разнообразнейших персонажей — всё это позволяет показать многое — от самого конкретного и малого до самого всеобщего и великого.

Роспотребнадзор (стенд)

Роспотребнадзор (стенд)

Что понимается под моральным вредом и как суд его оценивает? — Защита прав потребителей

Что понимается под моральным вредом и как суд его оценивает?

Что понимается под моральным вредом и как суд его оценивает?

При анализе 65 решений и определений, вынесенных судами в 2011г. по делам о защите прав потребителей, в которых Управление Роспотребнадзора по Пензенской области принимало участие, установлено, что требования о возмещении морального вреда удовлетворялись судами при вынесении решений в пользу потребителей, а также при прекращении в суде производства по делу в связи с заключением между сторонами мировых соглашений. Во всех случаях определенный судами размер компенсации морального вреда оказывался ниже заявленного потребителями.

Вынесены решения о возмещении потребителям морального вреда в сумме около 25 тыс. руб., в том числе более 15тыс. руб. продавцами некачественных непродовольственных товаров, около 5,0 тыс. руб.- в сфере финансов, и только около 2,0 тыс. руб.- в сфере ЖКХ.

Так в решении мирового судьи Ленинского района г. Пензы по иску Управления в защиту интересов потребителя К.В.А., указано, что вследствие нарушения прав К.В.А., как потребителя, ему был причинен моральный вред, который истцом был оценен в 5000руб. «Определяя размер компенсации морального вреда, суд учитывает характер и степень причиненных истцу нравственных страданий, и с учетом принципов разумности и справедливости считает возможным определить его компенсацию в размере 500 руб., взыскав данную сумму с ответчика. В этой части исковые требования К.В.А. подлежат частичному удовлетворению».

Управление участвовало для дачи заключения по делу о защите прав потребителя М..Ю.В., которой ответчиком не был поставлен оплаченный товар в установленный договором срок. При рассмотрении решения мирового судьи Пензенского района Пензенской области установлено, что истец в ходе судебного заседания заявляла, что действиями ответчика причинены нравственные страдания, семья молодая, имеет на иждивении ребенка до 1 года, длительное время находятся без мебели и уплаченной денежной суммы, размер которой значителен для бюджета молодой семьи, что не позволило приобрести другую мебель. Моральный вред причинен и самим фактом обращения в суд для защиты нарушенных прав, оценивался потребителем в сумме 25000руб. Судом исковые требования потребителя М. Ю.В. удовлетворены частично, решено взыскать с ответчика денежные средства в сумме 40000руб. по расторгаемому договору на приобретение мебели, компенсацию морального вреда в сумме 3000руб.

Так что же понимается под моральным вредом и как суд его оценивает?

В соответствии со ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» потребителю предоставлено право на компенсацию морального вреда.

Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или, в силу закона, нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

Особенность возмещения морального вреда состоит в том, что причинителем вреда является изготовитель (исполнитель, продавец) или организация, выполняющая функции изготовителя (продавца) на основе договора с ним, а основанием для компенсации вреда служит нарушение им прав потребителя.

Также немаловажным обстоятельством является то, что моральный вред подлежит компенсации только при наличии вины изготовителя (исполнителя, продавца) в его причинении. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

Необходимо отметить, что суду в целях обеспечения правильного и своевременного разрешения возникшего спора необходимо по каждому делу выяснять характер взаимоотношений сторон и какими правовыми нормами они регулируются, допускает ли законодательство возможность компенсации морального вреда по данному виду правоотношений и, если такая ответственность установлена, когда вступил в силу законодательный акт, предусматривающий условия и порядок компенсации вреда в этих случаях, а также, когда были совершены действия, повлекшие причинение морального вреда.

Суду, также, необходимо выяснить, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме или иной материальной форме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора.

Так как в соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя, то и из этого есть исключения. Исключения составляют случаи, которые прямо предусмотрены законом и с наступлением которых, вины причинителя нет. К таким случаям относятся следующие случаи:

  • вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;
  • вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;
  • вред причинен распространением сведений, порочащих, честь, достоинство и деловую репутацию (ст. 1100 ГК РФ).

Размер компенсации зависит от характера и объема, причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств, и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: