Статистика о приватизации на 2018 год

В России стало меньше госкомпаний

Общее количество юридических лиц в государственной собственности сократилось на 9%, в том числе компаний с госучастием (где государство владеет долей от четверти акций) — на 30%, за четыре года, с 2016-го по начало 2019-го, показали расчеты РБК на основе данных Росстата.

Как менялось число госпредприятий

  • Общее количество хозяйствующих субъектов в госсобственности за четыре года сократилось на 6 тыс., с 65,5 тыс. в 2016-м до 59,6 тыс. на 1 января 2019 года.

Показатель включает как коммерческие компании и предприятия с участием государства (около 5,7 тыс.), так и государственные учреждения (около 53 тыс.). До 2016 года Росстат не вел статистику о числе юрлиц в госсобственности, пояснили РБК в пресс-службе ведомства.

В том числе сократилось количество компаний с госучастием:

  • общее количество акционерных обществ, акции которых находятся в федеральной собственности, — более чем на 30%, с 1557 в начале 2016-го до 1084 к 2019 году;
  • в том числе количество АО с участием государства на уровне 25–50% — вдвое;
  • число компаний, в которых государство владеет долей выше 50%, — на 45,8%;
  • количество компаний со специальным правом государства на участие в управлении («золотая акция») — на 13,6%.

66% акционерных обществ с госучастием завершили 2018 год с прибылью. Больше всего убыточных — среди гостиниц и предприятий общепита с участием государства (62,5%), оборонных предприятий (60%), строительных (58,8%) и предприятий в сфере оптовой, розничной торговли и ремонта (53,8%).

«Для иерархической системы слишком большое число управляемых организаций всегда проблема, и вполне рационально сокращать их количество», — прокомментировал РБК директор Института анализа предприятий и рынков ВШЭ Андрей Яковлев.

Доходы и расходы 30 тыс. российских госпредприятий никак не отражены в бюджетной отчетности государства, обратил внимание Международный валютный фонд (МВФ). Эксперты рекомендовали российским властям обязать все госпредприятия публиковать ежегодные финансовые отчеты.

Сокращение или реорганизация?

Сокращение числа юрлиц в госсобственности не говорит об уменьшении доли государства в экономике, отмечает член экспертного совета при правительстве, старший научный сотрудник РАНХиГС Вадим Новиков. «Мы не видим масштабной приватизации, тенденция прежде всего отражает реорганизацию внутри госсектора», — пояснил он.

Доходы от приватизации за 2019 год должны составить 13 млрд руб., следует из закона о бюджете. «Эта цифра равна выручке всего семи средних предприятий, или примерно одной тысячной активов «Газпрома», а его выручка растет в год вовсе не на одну тысячную. Так что в плане приватизации планируются скромные распродажи», — отмечает Новиков.

«Идет общее сокращение числа хозяйствующих субъектов, особенно средних и мелких предприятий, в связи с депрессией, плохой конъюнктурой и стагнацией экономики», — считает директор Центра структурных исследований РАНХиГС Алексей Ведев.

МВФ оценивает вклад госсектора в российский ВВП в 33%. Государственные предприятия, по подсчетам МВФ, обеспечили 19,3% ВВП, госуправление — 13,5% ВВП в 2016 году.

Европейский банк реконструкции и развития оценил долю государства в 35% в 2005–2010-м, Moody’s — в 40–50%. Схожая точка зрения у Центра стратегических разработок — 46% по итогам 2016 года.

В каких отраслях сокращается число госпредприятий

Сильнее всего за анализируемый период сократилось число госпредприятий на конкурентных рынках:

  • обрабатывающих производств — в три раза;
  • в сфере оптовой, розничной торговли и ремонта — на 42,7%;
  • в строительстве — на 33,5%.

При этом число госпредприятий по производству и распределению газа, электричества и воды, наоборот, выросло на 27%.

Количество госпредприятий в сфере сельского и лесного хозяйства, охоты и рыболовства сократилось на 19,4%, здравоохранения и соцуслуг — почти на 18%, образования — на 7,5%, культуры, спорта и отдыха — чуть более чем на 5%. «Это следствие оптимизации бюджетной сферы — объединения больниц, поликлиник и вузов, когда отдельные юрлица преобразовали в филиалы», — пояснил Яковлев из ВШЭ.

Заметно сократилось число госпредприятий в области рыболовства и рыбоводства: с 2017 по 2018-й — на 41%, с 80 до 47. В прошлом году государство начало проводить оптимизацию научно-исследовательских институтов и научно-образовательных учреждений в сфере рыболовства и рыбоводства, пояснил РБК вице-президент Рыбной ассоциации Александр Фомин. Госпредприятия не исчезли, а изменили организационно-правовую форму, пояснил он.

Число госпредприятий в области военной безопасности и соцобеспечения остается практически неизменным и сократилось менее чем на 3%.

Наибольшая плотность государственных предприятий, по данным Росстата, наблюдается в регионах Крайнего Севера, в Ненецком и Чукотском автономных округах — около 39 на 10 тыс. населения.

Далее следуют Якутия, Магаданская область, Камчатский край, Еврейская АО, республики Алтай, Тыва, Калмыкия, Мордовия и Новгородская область с показателями 14,6–23,7 госпредприятия на 10 тыс. населения.

Наибольшая плотность частных компаний, по данным Росстата, в Москве, Санкт-Петербурге и Калининградской области. По этому показателю они значительно опережают другие регионы.

Пережитки СССР

РБК проанализировал динамику числа госпредприятий по организационно-правовой форме.

  • Сильнее всего сокращается число унитарных предприятий — на 39% с 2016 по 2019 год.

В предыдущий период происходил бурный рост ФГУПов и МУПов. По данным Федеральной налоговой службы, общее количество унитарных предприятий удвоилось за три года, с 2013 по 2016 год, с 11 тыс. до 23 тыс.

Значительная часть унитарных предприятий работает в сферах с развитой конкуренцией, подчеркивает Федеральная антимонопольная служба. В отличие от бюджетных учреждений эти предприятия не подчиняются жестким требованиям о контрактной системе в госзакупках. Зaказчики передают бюджетные средства подведомственным унитарным предприятиям в форме субсидий, в том числе на конкурентных рынках.

«Унитарные предприятия, как правило, завязаны на бюджетное финансирование. Не секрет, что вокруг госкорпораций действует куча мелких аффилированных с топ-менеджментом унитарных предприятий», — отмечает Алексей Ведев из РАНХиГС.

Кроме того, отсутствие корпоративного контроля (совета директоров, систем управления рисками и т.д.) и «гарантированный» спрос не способствуют развитию таких предприятий, отмечает ФАС. Производительность труда работников унитарных предприятий в среднем в 4,5 раза ниже, чем в компаниях других типов.

Постепенное сокращение ФГУПов и МУПов началось после поручения президента Владимира Путина провести масштабную реформу государственного сектора экономики. Сократить число унитарных предприятий — одна из задач Национального плана развития конкуренции до 2020 года.

Унитарные предприятия на конкурентных рынках должны быть ликвидированы или реорганизованы, предполагает законопроект ФАС и правительства. Останутся лишь естественные монополии и унитарные предприятия в сфере обороны и безопасности. Создавать новые будет разрешено лишь в исключительных случаях, по решению президента или премьер-министра.

Инициатива столкнулась с сопротивлением Совета Федерации и властей регионов. По мнению спикера Совфеда Валентины Матвиенко, идея «противоречит Конституции». Ко второму чтению в законопроект были внесены поправки, которые продлили переходный период с 2021 до 2023 года и предлагают оставить унитарные предприятия в районах Крайнего Севера, где они являются единственными исполнителями коммунальных услуг, а также в сфере культуры и искусства.

Как сообщила РБК пресс-служба Росимущества, количество ФГУПов планомерно снижается и сократилось на 1104 предприятия, до 700 на 1 января 2019 года.

В программу приватизации на 2017–2019 годы на текущую дату включено 254 ФГУПа. 52 из них уже преобразовано в АО (ООО), приватизация еще 116 невозможна (находятся в процессе ликвидации, банкротства, реорганизации в форме присоединения или исключены из ЕГРЮЛ), пояснили в Росимуществе.

Растет число непубличных госпредприятий

  • Количество коммерческих корпоративных организаций уменьшилось на 21,8%. Причем число публичных АО уменьшилось вдвое, а непубличных компаний — возросло на 39,9%.

По мнению Яковлева из ВШЭ, это естественный процесс. «Публичные АО несут довольно весомые издержки на раскрытие информации и присутствие на бирже. Такие расходы оправданы, когда экономика растет и можно рассчитывать на привлечение инвестиций. Когда же экономика стагнирует и некому продать акции, эти издержки не компенсируются выручкой, а наоборот, публичность не выгодна, учитывая, что информацией воспользуются конкуренты», — пояснил он.

Непубличные АО укрупнились и усилились, отмечает Ведев из РАНХиГС. «В России и публичные компании грешат недостаточной прозрачностью и имеют низкую долю акций в свободном обращении. Биржа, как правило, используется не [столько] для привлечения средств, сколько для перераспределения собственности», — пояснил он.

По плотности госпредприятий Россия опережает Китай

Абсолютным лидером в мире по числу госкомпаний выступает Китай — 159,2 тыс. госпредприятий, по последним данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), на 2015 год. Однако Россия опережает мирового лидера по плотности госпредприятий: на 10 тыс. граждан их приходится четыре, в то время как в Китае — чуть больше одного.

Среди стран ОЭСР наибольшая доля занятых на госпредприятиях — в Норвегии, Латвии, Эстонии, Венгрии, Франции, Финляндии, Чехии, Словакии и Италии. ОЭСР не приводит данных по России. Не публикует статистику о численности занятых на госпредприятиях и Росстат, что не позволяет сравнить Россию по этому показателю с другими странами. По оценке МВФ, российские бюджетные организации и крупнейшие госкомпании ответственны за 50% занятости в формальном секторе.

Приватизация жилья официально стала бессрочной

Что стряслось?

Президент подписал федеральный закон и продлил бесплатную приватизацию навсегда. Новый закон отменил все предыдущие, которые ограничивали сроки бесплатной приватизации.

Приватизация до конца наших дней

Кого это касается?

Это касается всех, кто живет в муниципальных или государственных квартирах по договору социального найма.

В приватизации может участвовать гражданин, который заключил с государством договор социального найма, и члены его семьи, которые постоянно проживают вместе с ним.

Право на бесплатную приватизацию жилья однократное. Если вы уже однажды им воспользовались, то повторить можете, только если в первый раз вы были ребенком до 18 лет.

Нельзя приватизировать жилье, которое находится в аварийном состоянии. Но можно — требующее капитального ремонта. Если вы живете в квартире, которая числится при военной части, или ваше жилье имеет статус общежития, то у вас тоже нет права на приватизацию.

Как было раньше?

До 1992 года большая часть жилья в Советском союзе была в собственности государства. Граждане заключали с местными властями договор социального найма, по которому жили в квартире или доме, и имели ограниченные права по распоряжению этим жильем.

С одной стороны, такая квартира доставалась человеку бесплатно. С другой, он не мог ее продать или завещать. Советские граждане могли только обменять свою квартиру на аналогичную государственную. Поэтому, если взрослые дети хотели разъехаться с родителями, им приходилось придумывать сложные многоходовые схемы обмена.

Читайте также  Нормативы освещения улиц в сельской местности

Государственную квартиру нельзя было перепланировать без предварительного согласия собственника. Чтобы получить такое разрешение, жилец должен был доказать местным властям, что перепланировка необходима и что она не ухудшит, а улучшит жилищные условия семьи.

25 лет назад Борис Ельцин подписал закон о бесплатной приватизации жилья. По этому закону на основании договора о социальном найме гражданин мог бесплатно оформить жилье в собственность и стать полноправным его владельцем. После приватизации квартиру можно было продать и на вырученные деньги купить другую.

Новый жилищный кодекс предполагал, что приватизация закончится в 2007 году, потом ее продлили до конца февраля 2017 года, а теперь отменили все ограничения и продлили бессрочно.

У меня договор социального найма, что делать?

Вы можете не торопиться приватизировать свою квартиру. По договору социального найма вы не платите взносы на капитальный ремонт жилья и налог на недвижимость. Когда приватизируете — будете платить.

Но если вы хотите продать, подарить или завещать квартиру, то сначала придётся ее всё-таки приватизировать. Для этого обратитесь в МФЦ или в муниципалитет по месту жительства. Все члены семьи старше 14 лет должны присутствовать лично.

Вам потребуются заявления на приватизацию от всех членов семьи и документы, которые удостоверяют личности всех заявителей. Служащие МФЦ сами получат у соответствующих служб остальные бумаги.

Вас могут попросить дополнительно предоставить свидетельства о регистрации брака или о смерти ранее проживавших в квартире членов семьи. Точный список документов уточните в МФЦ по месту жительства.

Сколько времени занимает приватизация?

По закону о приватизации у чиновников есть два месяца, чтобы рассмотреть ваше заявление. Если они вынесут положительное решение, то вам предложат оформить договор приватизации и право собственности на квартиру. На всё уйдет не более 70 дней.

И что, квартира станет моей бесплатно?

За квартиру вы не платите: фактически государство дарит вам жилье, в котором вы сейчас живете. Вам нужно будет только оплатить государственную пошлину.

После приватизации вам придется платить налог на недвижимость и взносы на капитальный ремонт жилья. Но зато вы сможете продать, подарить или завещать свою квартиру, и вам не надо будет получать дополнительные разрешения, чтобы сделать в ней капитальный ремонт и перепланировку.

А много неприватизированного осталось?

По последним опубликованным данным Росстата, к началу 2016 года неприватизированной оставалась треть жилых помещений, которые подлежат приватизации, — это чуть больше 9 млн квартир.

А как у других?

Бесплатная приватизация жилья — уникальная программа, аналогов которой нет в мире. Благодаря ей доля собственников жилья в России выше, чем в Западной Европе и США. В европейских странах тоже проходила приватизация, но нигде она не была бесплатной.

В Германии, на территории бывшей ГДР, в 90-е годы государство передало дома в собственность управляющим компаниям. Компании должны были погасить накопившуюся задолженность по налогам и коммунальным платежам и отремонтировать полученную недвижимость. Затем они получили право сдавать или продавать квартиры.

В Польше в это же время жильцы в государственных квартирах смогли выкупить их в собственность по рыночной цене со скидкой от государства.

В Великобритании приватизация прошла на 10 лет раньше. Британское государство просто предложило гражданам выкупить жилье по рыночным ценам.

Три десятилетия приватизации жилья в России: 31 млн квартир на 84 трлн рублей

30 лет назад, 4 июля 1991 года, председатель Верховного Совета РСФСР Борис Ельцин подписал закон о приватизации жилищного фонда. За три десятка лет россиянами был приватизирован 31 млн жилых помещений, или 83% от общего жилого фонда, подходящего для перевода в собственность. Как массовая приватизация, развернувшаяся в 1990-е годы в России, позволила в короткие сроки сформировать в России активный рынок жилой недвижимости, почему бессрочный статус реформы сегодня тормозит развитие сегмента социального жилья, а также насколько ответственными стали собственники квартир, рассказали ТАСС эксперты в сфере жилищной политики, урбанистики и развития городов.

Рыночная стоимость всех приватизированных с 1991-го по начало 2021-го 31 млн жилых помещений в России оценивается в 84 трлн рублей. «Если взять нормативную стоимость 1 кв. м, устанавливаемую Минстроем России для расчета исполнения государственных обязательств на первое полугодие 2021 года (около 50 тыс. рублей за кв. м), и средний размер приватизированной квартиры — 55 кв. м, получается, что рыночная оценка бесплатного государственного трансферта населению составляет в сегодняшних ценах 84 трлн рублей, что сопоставимо с годовым объемом ВВП страны (107 трлн рублей в 2020 году)», — подсчитал для ТАСС генеральный директор фонда «Институт экономики города» Александр Пузанов. Одновременно более 5,94 млн помещений в многоквартирных домах до сих пор не приватизировано, следует из данных Росстата. Так, наименьшее количество неприватизированных квартир находится в Республике Ингушетия — 618 помещений, а наибольшее — в Москве, более 799,6 тыс. помещений. В то же время, по данным Минстроя РФ, более 2,37 млн помещений в России сегодня предназначено для предоставления по договорам социального найма.

Особенности российской приватизации

Закон, подписанный в 1991 году Борисом Ельциным, дал гражданам возможность добровольно и бесплатно приватизировать жилье. Но только один раз в жизни. В то время за проживающими в квартирах оставалось право не переводить их в частную собственность. В этом случае заключался бессрочный договор социального найма с муниципалитетом или государством. Нельзя было приватизировать жилье, например, в аварийных домах, в служебных помещениях, общежитиях и домах закрытых военных городков.

Изначально в законе «О приватизации жилищного фонда в РСФСР» было прописано, что бесплатно в собственность граждан может быть передано не менее 18 кв. м общей площади квартиры из расчета на одного человека и дополнительно 9 кв. м на семью. При этом местные Советы народных депутатов могли увеличить площадь бесплатно приватизируемого жилья, учитывая, например, состав семьи, ее материальное положение, трудовой стаж и т.д.

Если площадь передаваемой в собственность квартиры была больше установленного норматива, граждане должны были оплачивать разницу между ее общей стоимостью и стоимостным эквивалентом бесплатно передаваемого жилья. Оценку общей стоимости квартиры возложили на независимые комиссии при местных Советах народных депутатов, в которые входили народные депутаты, представители профсоюзов, трудовых коллективов, банков и т.д. Однако спустя почти полтора года, 23 декабря 1992 года, в закон были внесены изменения и приватизация жилья в России стала полностью бесплатной.

В целом именно поквартирная приватизация, развернувшаяся в стране в 1990-е годы, стала одной из особенностей постсоветской жилищной реформы. Например, в большинстве стран Восточной Европы все пользователи жилых помещений в многоквартирном доме принимали общее решение о принятии такого дома в собственность, то есть целиком под ответственность новых владельцев, рассказывает Александр Пузанов.

«Единственное, что в те годы могло государство дать большинству граждан, — это провозгласить частную собственность на жилье», — рассуждает российский историк, искусствовед и архитектурный критик Григорий Ревзин. Передача квартир в частную собственность ничего не стоила государству, но в то же время имела большое значение для граждан. При этом даже после приватизации жилищного фонда государство оставило за собой часть социальных обязательств, которые действовали и при советской власти, например, по бесплатному переселению из аварийного жилого фонда. Хотя в то же самое время на другие виды такой же частной собственности граждан такие гарантии не действуют. «Если ваш автомобиль сломался и вышел из строя, это неприятно, но государство здесь ни при чем», — приводит пример Ревзин.

Кроме того, в российском варианте приватизации жилья наблюдается разделение прав собственности на жилое помещение и на долю земли под многоквартирным домом, а также добровольный порядок оформления последней. Это создает правовую неопределенность и условия для всевозможных коллизий в земельно-имущественных отношениях, так как приватизированная недвижимость буквально «висит в воздухе, отмечает старший научный сотрудник лаборатории проблем собственности и корпоративного управления Института Гайдара Сергей Стерник. «На процесс приватизации жилья в России наложились денежные реформы начала 1990-х годов, сопровождавшиеся инфляцией и потерей денежных сбережений населения в трудоспособном возрасте. Из-за этого накопление и сохранение частного благосостояния через приватизацию жилья приобрело особое социальное значение, а субъективная ценность владения жильем до сих пор очень (даже чрезмерно) высока, буквально — в ущерб социально-экономическому развитию страны, трудовой мобильности населения и т.д.», — добавляет он.

О том, что массовая бесплатная приватизация стала причиной значительного сокращения мобильности и миграции россиян, говорит и Григорий Ревзин. Зачастую территориальное расположение частной жилой собственности определяло место проживания человека практически на всю жизнь или большую ее часть. В то же время массовая бесплатная приватизация жилья создала и неравенство в отношении имущества. «Квартира на Тверской улице в Москве в десятки раз отличается по стоимости от квартиры на окраине промышленного города. А ведь люди получили и то и другое жилье совершенно бесплатно», — отмечает эксперт. При этом, например, в Москве, в некоторых застроенных типовым жильем районах на окраине города возник своеобразный класс так называемых нищих миллионеров. «Чаще всего в этом случае речь идет о пенсионерах, которые в 1990-е годы получили жилье по приватизации, и сегодня их квартиры стоят несколько миллионов рублей, но у этих людей практически нет средств на существование, они живут на пенсию», — добавляет архитектурный критик.

Региональные сложности

Многие россияне ждали закона о приватизации жилья, поэтому уже за первые четыре года его действия, то есть с 1992 по 1995 год, в частную собственность перешло 12,5 млн жилых помещений, или 36% всех подлежавших приватизации квартир, отмечает Александр Пузанов. Для сравнения: приватизация следующих 12,5 млн квартир заняла более десяти лет. «Сложности, с которыми сталкивались люди при приватизации жилья в первые годы действия закона, носили в основном технический характер и оперативно разрешались. Наибольшие споры были связаны с формированием перечней домов, например аварийных, жилые помещения в которых приватизации не подлежали», — объясняет эксперт.

В 1990-е годы власти ставили одной из главных задач формирование класса собственников для перехода к рыночной экономике, что касалось как жилищного фонда, так и нежилой недвижимости, промышленных производств, земельных участков и целых лесных хозяйств, вспоминает глава экспертного совета Госдумы по строительству, промышленности строительных материалов и проблемам долевого строительства при комитете Госдумы по транспорту и строительству Владимир Ресин. В 1991–1992 годах он занимал должность заместителя премьера правительства Москвы, министра правительства столицы, руководителя строительно-инвестиционного комплекса города.

Читайте также  Обоюдное перестроение вне населенного пункта п

В Москве параллельно с процессом приватизации власти также объявили о запуске мер поддержки строительства жилья и обновления городской среды. Речь о программах реконструкции исторического центра, а также сноса пятиэтажного жилого фонда первой серии индустриального домостроения, говорит Ресин. По его словам, наличие права собственности на квартиру при переселении придавало москвичам уверенность в решении жилищного вопроса на хороших договорных условиях с городом. Например, норма предоставления жилья при переезде с Остоженки в Марьино, в новый формируемый жилой район, составляла до 24 кв. м на человека. Для сравнения: согласно Жилищному кодексу РСФСР, который утратил силу 1 марта 2005 года, норма жилой площади равнялась 12 кв. м на одного человека.

Однако не все регионы имели одинаковые показатели по приватизации жилого фонда. «Это было время, когда мы учились все вместе и когда каждый регион действовал самостоятельно по мере своих возможностей и компетенций», — вспоминает Ресин первые годы действия закона о приватизации. Например, наиболее высокий показатель приватизации фиксировался в регионах Юга России, а относительно низкий — в регионах Севера, добавляет Александр Пузанов. В фонде «Институт экономики города» отмечают несколько причин разного уровня приватизации в регионах. Например, высокая вероятность перевода из государственной и муниципальной в частную собственность наблюдалась там, где была больше и потенциальная рыночная стоимость приватизируемого жилья. Кроме того, неудовлетворительное качество оказания услуг оказывало стимул попытаться повлиять на управление многоквартирным домом через ассоциацию собственников, а значит, и приватизировать жилье. Еще одним фактором стала вероятность получить социальное жилье по очереди. Некоторые граждане принимали решение дождаться такого жилья и приватизировать уже его.

Среди 20 регионов с крупнейшим жилищным фондом процесс приватизации практически завершен в Ставропольском крае, где 99% жилья находится в собственности физических и юридических лиц. В то же время в Москве этот показатель достигает 82%, так как издержки владения жильем в части налогового бремени максимальны, говорит Сергей Стерник.

Сегодня для оформления приватизации россияне могут обратиться в офисы МФЦ, говорит член Ассоциации юристов России, юрист по вопросам недвижимости Виктория Шигарева. В частности, пакет документов должен включать заявление о предоставлении государственной услуги, паспорт заявителя и всех членов семьи, договор социального найма и другие документы, определяемые региональными властями. После приватизации гражданин наделяется всеми правами и обязанностями собственника, в том числе по содержанию имущества, уплате налогов на него или возможности отчуждения помещения.

В то же время наблюдаются и случаи обратного явления в виде деприватизации квартир. То есть передачи квартир из частной собственности в государственный или муниципальный жилищный фонд среди малоимущих слоев населения, пенсионеров и т.д. Виктория Шигарева соглашается, что некоторые граждане отказываются от права собственности, в том числе из-за нежелания платить налоги за имущество.

Появление реальных примеров деприватизации квартир среди малообеспеченных граждан говорит о низкой эффективности программ социальной поддержки в жилищной сфере, отмечает Стерник. «Малообеспеченные граждане не могут на депрессивных рынках продать свое приватизированное жилье для улучшения жилищных условий. В то же время у них нет денег на его содержание, налогообложение, капремонт и др., и единственный выход для них — полжизни или всю жизнь оставаться очередниками муниципального социального жилья», — комментирует эксперт.

Многократное продление программы

После вступления в силу Жилищного кодекса РФ в марте 2005 года было решено завершить программу приватизации жилья в начале 2007 года. Однако уже в 2006 году срок бесплатной приватизации продлили до марта 2010 года, а потом и до марта 2013 года. Затем Госдума еще три раза принимала решения о переносе сроков окончания программы: в феврале 2013, 2015 и 2016 годов. «Как только подходил срок окончания бесплатной приватизации, резко возрастали очереди на оформление документов. И так каждый раз», — говорит Ресин.

Например, в 2005 году число приватизированных помещений выросло почти на треть (29%) по сравнению с 2004 годом и достигло более 1,8 млн квартир, следует из данных Росстата. Следующие три года этот показатель постепенно снижался и достиг 699 тыс. приватизированных квартир по итогам 2008 года. Однако в 2009 году произошел почти двукратный (по сравнению с предыдущим годом) рост, до 1,35 млн приватизированных помещений. Еще один заметный подъем наблюдался в 2013 году — на 64% по отношению к 2012 году, до 766 тыс. приватизированных квартир, а также в 2015 году — на 25% по сравнению с 2014 годом, до 449 тыс. приватизированных квартир. С 2015 года статистика по приватизации жилья постепенно сокращалась.

Распродажа в угоду МВФ: правительство снова готовит большую приватизацию

Очередные намерения правительства РФ ускорить приватизацию государственных компаний напоминают о том, что экономическую политику России сложно назвать суверенной, несмотря на всю санкционную риторику. Решение сделать планы по приватизации «более амбициозными» было принято после серии недавних встреч руководства Минфина с зарубежными инвесторами, которые поставили перед российскими чиновниками прямой вопрос: почему тянете с приватизацией? Ответ последовал практически сразу. В конце прошлой недели Минэкономразвития сообщило, что расширенный прогнозный план приватизации будет предложен уже в ближайшие дни. Правда, это еще не означает, что задуманное удастся довести до конца — предыдущий план приватизации, как известно, с треском провалился. Поэтому новая интрига вокруг приватизации заключается в том, по какой стоимости государство попытается сбыть остающиеся в его руках активы. Не исключено, что цена на них будет низкой — первый вице-премьер и министр финансов Антон Силуанов уже заявил, что целью приватизации является не пополнение бюджета, как в ходе предыдущей неудачной попытки, а сокращение доли государства в экономике. Эта очередная декларация верности принципам неолиберализма на практике может обернуться тем, что огромные куски государственной собственности, как и в 1990-х годах, будут кулуарно распределены в пользу нужных и правильных людей.

«Минфин считает, что доля государства в компаниях свыше 50%, за исключением оборонных, должна быть снижена до этого уровня, включая РЖД и „Транснефть“. В некоторых случаях цель — снизить долю до нуля или блокирующего пакета 25% плюс одна акция», — сообщалось в отчете по итогам международного инвестиционного форума, который в середине октября проводили в Лондоне Московская биржа и группа «Ренессанс Капитала» (цитата по РБК).

Незадолго до этого в прогнозный план приватизации федерального имущества на 2020−2022 годы были включены компании «Совкомфлот» (100% акций в собственности государства), «Россети» (88,04%), «Транснефть» (78,55%), «РусГидро» (61,2%), Объединенная зерновая компания (50% плюс одна акция), «Ростелеком» (45,04%).

Практически одновременно с конференцией в Лондоне тема ускоренной приватизации российских активов была поднята и в Вашингтоне, в ходе встречи Антона Силуанова с иностранными инвесторами в рамках мероприятия МВФ и Всемирного Банка. «Спрашивали про приватизацию, почему у нас такие низкие планы по приватизации. Программу приватизации нужно делать более амбициозной, здесь я согласился», — заявил глава Минфина по итогам этой дискуссии. При этом Силуанов сделал важную оговорку: «Слава богу у нас есть сейчас возможности привлечения ресурсов, мы не испытываем никаких проблем для финансирования дефицита бюджета, поэтому приватизация рассматривается исключительно как структурная мера».

Помимо явного сигнала для инвесторов, это высказывание содержит и намек на то, что правительство намерено существенно изменить подход к приватизации госактивов. Предшествующий цикл приватизации, окончившийся, по большому счету, безрезультатно, стартовал еще в 2011 году, в президентство Дмитрия Медведева, и предполагал распродажу активов на общую сумму порядка 450 млрд рублей (по тем временам — около $ 15 млрд). Предполагалось, что в результате под контролем государства из крупных активов останутся лишь «Газпром» и Сбербанк, а остальные госкомпании со временем перейдут в руки частных инвесторов. Эти планы получили особую актуальность после того, как российский бюджет стал испытывать серьезные проблемы с наполнением в результате падения мировых цен на нефть.

«За последние годы приватизация шла достаточно медленно по разным причинам. Рынок, кстати, был тоже так себе, может быть по причине того, что у нас не было таких неотложных нужд или необходимости за счет источников от приватизации пополнять бюджет. Сейчас такая необходимость есть, и поэтому мы интенсифицировали работу по плану приватизации. Целый ряд решений принят», — заявил все тот же Медведев (на сей раз в ранге премьер-министра) в ноябре 2016 года.

Уже в 2017 году планировалось получить доходы от приватизации в 490−500 млрд рублей (порядка $ 7,5 млрд), помимо уже заложенных в бюджет 138 млрд рублей, сообщил тогда же замминистра экономического развития РФ Евгений Елин. В списке компаний, где планировалось снизить участие государства, были названы ВТБ и «Совкомфлот», а также обсуждались планы по включению в план приватизации РЖД, Сбербанка, Новороссийского морского торгового порта (НМТП), «Алросы», Объединенной зерновой компании и т. д. Озвучивались и более масштабные планы — например, Антон Силуанов в апреле 2016 года говорил о возможности получить от приватизации 1−1,5 трлн рублей всего за пару лет, включив в список продаваемых активов «Роснефть», «Башнефть», ВТБ и другие госкомпании. К реализации более амбициозных задач по приватизации не раз призывали первый вице-премьер Игорь Шувалов (ныне — председатель Внешэкономбанка), который курировал эту тему в предыдущем составе правительства, и экс-министр экономического развития Алексей Улюкаев, а затем и его преемник Максим Орешкин.

Все эти планы оказались несбыточными. Уже в феврале 2017 года было решено отложить приватизацию ВТБ до снятия антироссийских санкций, хотя ранее в прогнозный план приватизации федерального имущества на 2017−2019 годы было заложено сокращение госпакета в этом банке до 25% плюс одна обыкновенная акция. Такое же решение было принято и по Сбербанку. Не удалось приватизировать и компанию «Совкомфлот»: продажа ее акций (75% минус 1 акция) неоднократно переносилась на поздние сроки. В последний по времени раз об этом было объявлено в сентябре на Восточном экономическом форуме, когда замглавы Минэкономразвития РФ Оксана Тарасенко сообщила, что завершить приватизацию «Совкомфлота» планируется до конца 2020 года. Приватизацию «Алросы» с сокращением доли государства с 33% до 29% плюс 1 акция отложили до ликвидации аварии на якутском руднике «Мир», которая произошла в августе 2017 года. В случае же с НМТП, за 20-процентный госпакет которого планировалось выручить порядка 30 млрд рублей, необходимость его продажи вообще отпала после ареста главного частного акционера порта — основателя группы «Сумма» Зиявудина Магомедова. В октябре прошлого года контролируемая «Суммой» доля была выкуплен «Транснефтью», которая в результате консолидировала 62% акций НМТП. На днях президент «Транснефти» Николай Токарев заявил для СМИ, что перспектива приватизации в компании не рассматривается.

Читайте также  Нужно ли прошивать книгу в твердом переплете

Фиаско плана приватизации признал, выступая в октябре прошлого года в Госдуме на обсуждении проекта трехлетнего бюджета, новоиспеченный глава Счетной палаты Алексей Кудрин.

«Президент в своем послании ставил задачу уменьшения доли государства в экономике, при этом доходы от приватизации в законопроекте даже смешными не назовешь. В 2019 году — 13 млрд рублей, в 2020 году — 11 млрд рублей, в 2021-м — ноль доходов от приватизации», — сообщил он.

Напротив, недавние предложения Минфина по ускорению приватизации вызвали безусловное одобрения бывшего руководителя этого министерства.

«Хорошее желание — подготовить предложения по приватизации. Хотя обычно такой план делается до представления бюджета. Подождём реального списка активов, чтобы оценить перспективы», — прокомментировал Кудрин в своем твиттере заявление Антона Силуанова по итогам встречи с инвесторами в Вашингтоне.

Сам же Силуанов намекнул, что в последний год тема приватизации в самом деле выпала из поля зрения Минфина после того, как российский бюджет благодаря восстановлению цен на нефть и оптимизации всего, что только можно оптимизировать, снова стал профицитным.

«Действительно, мы немного подрасслабились, потому что денег не надо, а министерства все сидят на своих даже небольших долях в компаниях и все хотят ими управлять», — констатировал глава Минфина.

В некотором смысле текущая ситуация для большой распродажи госактивов выглядит еще менее привлекательно, чем кризисная картина 2015−2016 годов. Антироссийские санкции никуда не делись, но уровень огосударствления экономики, налоговой нагрузки и правоохранительного давления на бизнес с тех пор существенно выросли, а обеспечить уверенный рост ВВП так и не удалось. Результатом всего этого стало ускорение оттока капитала из России: в первом полугодии текущего года он вырос в 2,5 раза к тому же периоду прошлого года — до $ 27,3 млрд, в связи с чем ЦБ РФ пришлось резко повышать годовой прогноз — с $ 35 млрд до $ 50 млрд.

Есть, впрочем, и хорошие новости: по данным Банка России, за девять месяцев этого года прямые иностранные инвестиции в российские компании выросли почти в пять раз к тому же периоду прошлого года, до $ 21,8 млрд. Эта статистика, появившаяся незадолго до упомянутых выше встреч представителей Минфина с иностранными инвесторами, безусловно, подкрепляла приватизационные амбиции правительства. Хотя в целом инвестиционные процессы в российской экономике после некоторого оживления в 2017 — начале 2018 годов вернулись к практически нулевой отметке. «Опережающие индикаторы инвестиционной активности в сентябре продолжали указывать на медленный рост вложений в основной капитал. Производство и импорт инвестиционных товаров были близки к уровням соответствующего месяца предыдущего года. Немного замедлился рост грузоперевозок строительных материалов, что в том числе связано с исчерпанием эффекта низкой базы. С учетом этого темп прироста инвестиций в основной капитал в III квартале 2019 года оценивается в интервале 0,3−0,8%», — говорится в последнем ежемесячном бюллетене ЦБ по макроэкономике.

То обстоятельство, что заявления о новых планах по приватизации прозвучали на международных площадках, свидетельствуют прежде всего о неизменной приверженности российского правительства одному из краеугольных камней экономической догматики неолиберализма: на первом месте в инвестиционных приоритетах должна стоять работа с иностранными инвесторами. В этом плане российские власти парадоксальным образом мало чем отличаются от украинских, которые сейчас тоже готовят большую распродажу государственных активов под присмотром международных финансовых институтов (с той лишь разницей, что на Украине ликвидного добра у государства осталось гораздо меньше). И в том, и в другом случае в новом заходе на приватизацию госактивов решающую роль, видимо, будет играть политическая воля: если необходимость приватизации обосновывается идеологически, в духе небезызвестного неолиберального тезиса «государство — неэффективный собственник», то вопрос об адекватной стоимости активов явно уходит на второй план. Что, собственно, и продемонстрировали еще залоговые аукционы 1990-х годов, когда крупнейшие российские предприятия за бесценок достались новоявленным олигархам, вхожим в правительственные круги.

Воспроизведение столь беспардонной схемы, как залоговые аукционы, сегодня, конечно, вряд ли возможно, однако нет сомнений, что найдется и множество других вариантов передачи государственной собственности в руки нужных людей. Достаточно вспомнить более поздний эпизод — реформу РАО «ЕЭС» под руководством Анатолия Чубайса, в результате которой многие представители руководства энергетической монополии, такие как ныне находящийся под следствием экс-министр «открытого правительства» Михаил Абызов, стали владельцами частных бизнесов с миллиардными оборотами. При таком сценарии новая приватизация будет чем-то напоминать еще один сюжет из девяностых, когда бывшие государственные предприятия переходили в руки «красных директоров». Только теперь на место этого рудимента советской экономики пришли топ-менеджеры госкорпораций — люди, мягко говоря, небедные, но во многом зависимые от подковерных элитных раскладов (здесь можно вспомнить еще одного опального энергетика — экс-главу «РусГидро» Евгения Дода, ставшего после отставки фигурантом уголовных дел). Иностранных инвесторов, впрочем, тоже забывать нельзя — их появление в качестве акционеров крупнейших российских компаний может стать сильным козырем в политическом торге о снятии санкций. Так что при наличии политической воли новый заход на приватизацию может увенчаться определенным успехом для узкого круга лиц.

Аэропорты, заводы, НИИ: что правительство намерено приватизировать в ближайшие три года

Правительство утвердило план приватизации федерального имущества на 2020—2022 годы. Она затронет 186 акционерных обществ, в которых есть доля государства, 86 предприятий, принадлежащих РФ, а также доли в 13 открытых акционерных обществах (ОАО) и 1 тыс. других объектов имущества.

Продажа этого имущества частным лицам позволит в течение трёх лет пополнять бюджет на 3,6 млрд рублей ежегодно, подчеркнули в кабмине.

«Поступления в федеральный бюджет от приватизации федерального имущества без учёта стоимости акций крупнейших компаний, занимающих лидирующее положение в соответствующих отраслях экономики, предусмотрены в 2020—2022 годах в размере 3,6 млрд рублей ежегодно», — говорится на сайте правительства РФ.

Соответствующее распоряжение было подписано премьер-министром Дмитрием Медведевым. Обеспечивать процесс приватизации будет Минэкономразвития.

Приватизация не коснётся субъектов естественных монополий, к числу которых относятся, например, предприятия ЖКХ. Также она не затронет предприятия военно-промышленного комплекса и некоторые другие организации.

Продажа государственного имущества преследует несколько целей — создание условий для эффективного управления, оптимизация структуры госимущества и повышение эффективности продажи акций госкомпаний.

Всего Россия на 1 января 2019 года владела 700 унитарными предприятиями и была акционером или участником 1130 обществ, около трети из которых (368) принадлежали государству полностью.

Приватизированы будут 86 унитарных предприятий, 186 акционерных обществ, 13 долей в ООО, а также 1168 объектов имущества, принадлежащих государству. В число последних входят земельные участки, здания, недостроенные объекты.

ВТБ, «Совкомфлот» и судостроительные заводы

Среди наиболее значимых предприятий, в которых государство сократит свою долю, — банк ВТБ (до 50% + одна акция), компании «Современный коммерческий флот» (до 75% + одна акция) и «Росспиртпром» (до 75% + одна акция). Решения по поводу них будут приниматься в соответствии с конъюнктурой рынка и рекомендациями инвестиционных консультантов.

Отметим, что «Совкомфлот» — крупнейшая российская судоходная компания. В декабре 2019 года британское отраслевое издание Lloyd’s List назвало её компанией 2019 года «за лидерство в различных направлениях деятельности, включая успешное внедрение технологии использования экологически более чистого газомоторного топлива».

Также будут приватизированы некоторые порты и судостроительные заводы, в том числе предприятие «Море», расположенное в Феодосии. Коснётся этот процесс и другого крымского предприятия — 13-го судоремонтного завода Черноморского флота, находящегося в Севастополе.

Запланирована продажа всех акций федерального правительства в петербургском предприятии «Адмиралтейские верфи» (в настоящее время государство владеет 0,31% акций). То же самое касается петербургского Средне-Невского судостроительного завода (23,5% акций), северодвинских Северного машиностроительного предприятия (2,16%) и центра судоремонта «Звёздочка» (9,6%). При этом предприятия останутся в структуре Объединённой судостроительной корпорации (ОСК).

Приватизированы будут аэропорты Элисты, Магнитогорска и Грозного (АО «Вайнахавиа»), порт Астрахани, а также Новороссийский и Махачкалинский морские торговые порты.

Процесс приватизации также коснётся издательства «Высшая школа», которое издаёт около трети книг в России. Государство перестанет владеть и АО «Мелодия» — старейшей в звуковой индустрии РФ фирмой.

Научные исследования, здравоохранение и сельское хозяйство

Значительная часть приватизируемых предприятий относится к сфере научных исследований и разработок: из 86 унитарных предприятий таких 16, а из 199 с долей государства — 23.

Государство продаст принадлежащие ему доли в московском НИИ вычислительных комплексов имени М.А. Карцева, петербургском Научном конструкторско-технологическом бюро «Кристалл», Научно-техническом центре радиоэлектронной борьбы.

Другую значительную часть приватизируемых предприятий составляют организации сферы здравоохранения. Среди них два санатория, нескольких центров дезинфекции и организации, связанные с профилактикой.

Государство перестанет владеть и рядом предприятий в сфере сельского хозяйства. Речь идёт о племенных конных заводах «Лавинский» в Ульяновской области и «Куединский» в Пермском крае, конюшне «Вологодская» в Вологодской области, рыбоводном хозяйстве в Ростовской области и других.

«Следует более активно проводить приватизацию»

В России неоднократно призывали проводить приватизацию государственного имущества. Так, в августе 2018 года премьер-министр Дмитрий Медведев отмечал, что именно избыточное участие государства в экономике препятствует развитию конкуренции.

«Следует более активно проводить приватизацию государственной собственности, хотя это не всегда просто, особенно на региональном и муниципальном уровнях», — отмечал глава кабмина.

Медведев также сообщил, что в некоторых сегментах экономики госучастие только возрастает.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: