Удержание ребенка уголовная ответственность

Защита прав и интересов несовершеннолетних детей

Ребенок имеет права, предписанные не только национальным, но и международным законодательством.

Защищать права и интересы ребенка должны родители и государство в лице органов власти. За нарушение законных интересов ребенка предусмотрена административная и уголовная ответственность.

Про то, как осуществляется порядок защиты прав и интересов ребенка читайте ниже.

Нормативно-правовое регулирование

На законодательном уровне защиту прав несовершеннолетних детей обеспечивают следующие нормативные правовые акты:

Ребенок имеет право на имя, фамилию и отчество, жить и воспитываться в семье, знать своих родителей и проживать совместно с ними, беспрепятственно общаться с родителями и иными родственниками, получать образование, выражать свое мнение, получать содержание от обоих родителей. Защиту прав и законных интересов ребенка обеспечивают родители, государственные органы и суд.

Защита прав и интересов ребенка

Одна из главных обязанностей родителей заключается в защите прав и интересов детей. При этом родители могут защищать права своих детей в отношениях с любыми лицами или государственными органами без представления на это специальных полномочий.

Осуществляя защиту прав ребенка, родители должны исходить исключительно из интересов своих детей.

Защищать права и интересы ребенка необходимо до достижения им возраста совершеннолетия.

Совершеннолетие, по общему правилу, наступает в возрасте 18 лет. В случае обретения полной дееспособности в результате эмансипации или вступления в брак ребенок может достичь совершеннолетия в возрасте 16 лет. При этом признание несовершеннолетнего ребенка полностью дееспособным до возраста 18 лет производится по решению органа опеки и попечительства с согласия обоих родителей.

Обратите внимание: в определенных случаях ребенок вправе самостоятельно защищать свои права и законные интересы. Например, при злоупотреблении родителей своими правами, ребенок может обратиться за защитой в орган опеки и попечительства, а по достижении возраста 14 лет самостоятельно подать исковое заявление в суд.

Государственные органы, осуществляющие защиту прав и интересов детей

Семейное законодательство устанавливает, что ребенок имеет право на защиту от злоупотреблений родителей и иных лиц.

Осуществляют защиту прав ребенка от таких злоупотреблений:

  • орган опеки и попечительства;
  • комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав
  • прокуратура;
  • органы внутренних дел;
  • суд.

Орган опеки и попечительства – это орган, который занимается защитой прав и интересов несовершеннолетнего ребенка от злоупотреблений родителя и ребенка, оставшегося без попечения родителей.

Данный орган осуществляет защиту имущественных, жилищных и личностных интересов ребенка.

Любое лицо, которому стало известно о возникновении реальной угрозы причинения вреда жизни и здоровью несовершеннолетнего ребенка, должен сообщить об этом в орган опеки и попечительства.

После получения информации о нарушении прав ребенка орган опеки и попечительства должен принять соответствующие меры для защиты прав и интересов несовершеннолетнего.

В функции органа входит не только защита прав ребенка, но и обеспечение прав детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, дача заключения о целесообразности лишения родительских прав, участие в судебных заседаниях по делам о защите прав ребенка и в исполнении решений суда, а также иные функции.

Органы опеки и попечительства вправе посещать семьи, пребывание детей в которых представляет угрозу их жизни и здоровью.

Защитой прав и интересов ребенка также занимаются комиссии по делам несовершеннолетних. В их компетенцию входит профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, выявление и устранений причин, способствующих совершению преступлений, помощь в реабилитации детям, которые оказались в тяжелой или опасной для них жизненной ситуации.

Комиссии наделены следующими обязанностями:

  • предъявление в судебный орган искового заявления о лишении и ограничении родительских прав;
  • обеспечение мер по защите прав и интересов несовершеннолетних детей;
  • в определенных случаях контроль за воспитанием, развитием и содержанием ребенка;
  • иные компетенции.

Прокуратура, как орган по защите прав и интересов ребенка, вправе:

  • подавать в суд исковое заявление о лишении или же ограничении родительских прав, а также иск о восстановлении имущественных или личных прав несовершеннолетнего ребенка;
  • предъявлять в суд постановление об отмене усыновления;
  • присутствовать на судебных заседаниях по делам о защите прав несовершеннолетнего.

Основными направлениями деятельности прокуратуры в сфере защиты прав детей являются:

  • надзор за исполнением законодательства о социальной защите детей, об образовании, об охране их жизни и здоровья;
  • пресечение случаев жестокого обращения с ребенком;
  • другие направления информации.

Органы внутренних дел принимают участие в принудительных мероприятиях, связанных с защитой детей. Например, участвуют в отобрании детей из неблагополучных семей или разыскивают лиц, которые уклоняются от исполнения решения суда.

Порядок защиты прав и интересов ребенка в суде

В случае возникновения спора, связанного с защитой прав ребенка, родители могут решить его мирным путем. Если в процессе переговоров родители не пришли к единому мнению, то они вправе обратиться в суд.

Один из родителей подает исковое заявление в мировой или в районный суд по месту жительства второго родителя.

Также исковое заявление может быть подано прокурором, органом опеки и попечительства, детским домом или иной детской организацией.

В судебном заседании принимает участие орган опеки и попечительства, который предоставляет суду акт обследования условий жизни каждого родителя и ребенка.

В отдельных случаях в судебном заседании должен участвовать прокурор (например, спор о лишении родительских прав).

Степень участия несовершеннолетнего в судебном заседании зависит от его возраста и делится на три категории:

  • ребенку не исполнилось 10 лет. В этом случае интересы ребенка защищает родитель или иной законный представитель несовершеннолетнего;
  • ребенку исполнилось 10 лет. В такой ситуации интересы несовершеннолетнего также защищает родитель или иной законный представитель, но в ходе судебного заседания суд обязан заслушать и учесть мнение ребенка;
  • ребенку исполнилось 14 лет. По достижении этого возраста несовершеннолетний вправе самостоятельно подать исковое заявление и защищать свои права в суде. При этом в суде также должны участвовать законные представители несовершеннолетних.

Обратите внимание: истец освобождается от уплаты государственной пошлины по делам, связанным с защитой прав детей.

Исковое заявление должно содержать личные данные истца, ответчика, ребенка, описание сути возникшего спора, требования истца.

К иску должны быть приложены документы, которые подтверждают обоснованность требований истца к ответчику.

В ходе судебного заседания суд заслушивает мнения сторон, ребенка, если ему исполнилось 10 лет, оценивает представленные доказательства и выносит решение по делу.

Ответственность за нарушение прав и интересов ребенка

Родители, не исполняя предписанные семейным законодательством обязанности или злоупотребляя ими, могут быть привлечены к административной или уголовной ответственности.

Если родители или иные законные представители несовершеннолетнего не защищают должным образом его права и интересы, то они могут быть подвергнуты административному наказанию в виде предупреждения или административного штрафа.

Родители или иные законные представители подвергаются уголовному наказанию в случае, когда неисполнение своих обязанностей по воспитанию ребенка или ненадлежащее исполнение связано с жестоким обращением в отношении несовершеннолетнего.

За совершение данного преступления родители могут быть подвергнуты уголовному наказанию в виде штрафа, обязательных, исправительных или принудительных работ, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, лишения свободы.

Читайте также  Сколько стоит патент для граждан украины

Профессиональная юридическая помощь

В случае возникновения опасной ситуации для физического или психологического здоровья ребенка каждый родитель будет делать все от него зависящее, чтобы защитить его.

В стрессовой ситуации родителю бывает сложно самостоятельно грамотно составить исковое заявление или собрать необходимые документы.

Юристы по семейным спорам компании «Юридическое агентство», обладая необходимыми компетенциями и теоретическими знаниями, помогут Вам защитить права и интересы ребенка.

На очной консультации в компании Вы совместно прорабатываете правовую позицию, после чего юрист составляет исковое заявление, собирает необходимые документы и подготавливает доказательства для предъявления их в суде.

После направления искового заявления в суд, юрист может выступать как представитель по доверенности, защищая родительские права и интересы Вашего несовершеннолетнего ребенка.

В УК РФ появится статья об ответственности за неисполнение решения суда об отобрании (передаче) ребенка

TarasMalyarevich / Depositphotos.com

Минюст России опубликовал на федеральном портале проектов нормативных правовых актов законопроект о внесении изменений в ст. 315 Уголовного кодекса. Поправки предусматривают 1 установление специальной нормы об уголовной ответственности за неисполнение судебного акта об отобрании (передаче) ребенка лицом, подвергнутым административному наказанию за деяния, предусмотренные ч. 2 ст. 17.15 КоАП в отношении того же судебного акта. В частности, за такое деяние предлагается назначать один из следующих видов наказания:

  • штраф в размере до 50 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 6 месяцев;
  • обязательные работы на срок до 240 часов;
  • исправительные работы на срок до 1 года;
  • арест на срок до 3 месяцев;
  • лишение свободы на срок до 1 года.

В пояснительной записке к законопроекту указывается, что поводом к разработке указанной инициативы явилось Постановление Европейского Суда по правам человека по жалобе № 62526/15 «Муружева против Российской Федерации», которым установлено нарушение норм Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с несоблюдением прав заявительницы на уважение семейной жизни ввиду длительного неисполнения решения об определении с ней места жительства ее детей. Как отмечено Судом, решение об определении места проживания детей с заявительницей, не исполнялось почти четыре года с последствиями, которые могут оказать влияние на физическое и психическое здоровье.

Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

Согласно приведенным Минюстом России статистическим данным в 2019 году на принудительном исполнении в территориальных органах ФССП России находилось 837 исполнительных производств об отобрании (передаче) ребенка и определении места жительства ребенка, а за 8 месяцев 2020 года – 517 исполнительных производств.

Как отмечается авторами законопроекта, не всегда административная санкция (17.15 КоАП РФ) обеспечивает надлежащее исполнение положений законодательства РФ. В числе основных причин длительности процедур принудительного исполнения судебных решений называются: отказ ребенка переходить к одному из родителей, агрессивное поведение сторон исполнительного производства во время совершения исполнительных действий, сокрытие ребенка должником, намеренная смена места жительства одной из сторон исполнительного производства или переезд в связи со сложившимися обстоятельствами.

Учитывая, что умышленное неисполнение судебных решений нарушает конституционный принцип исполнимости судебного решения, умаляет авторитет судебной власти и нарушает права взыскателя на эффективную судебную защиту, принятие законопроекта, по мнению его авторов, будет способствовать повышению оперативности и качества принудительного исполнения судебных решений об отобрании (передаче) ребенка, а также мотивации должников к добровольному исполнению требований указанных исполнительных документов.

1 С текстом законопроекта «О внесении изменений в статью 315 Уголовного кодекса Российской Федерации (в части установления уголовной ответственности за неисполнение решения суда об отобрании (передаче) ребенка)» и материалами к нему можно ознакомиться на федеральном портале проектов нормативных правовых актов (ID: 01/05/12-20/00111238).

Удержание ребенка уголовная ответственность

Жестокое обращение с детьми в семье. Соблюдение прав ребенка на защиту от всех форм насилия

Воспитание детей требует от родителей много сил, выдержки и терпения. Воспитывают по-разному. Побои, запугивание, унижение нередко применяются даже в благополучных семьях. Родители лишают ребенка инициативы, общения и права выбора, объясняя свои действия необходимостью поддержания дисциплины, так как другие методы воспитания не приводят к нужному результату. Часто взрослые осознают, что «перегибают палку».

В семьях неблагополучных, где уровень культуры ниже или родители злоупотребляют алкоголем, дело обстоит значительно хуже — жестокость здесь становится нормой.

«…Ребенок, ввиду его физической и умственной незрелости, нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту как до, так и после рождения и должен быть защищен от всех форм небрежного отношения, жестокости и эксплуатации» — выдержка из Декларации прав ребенка, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1959 года.

Жестокое обращение с ребенком — это физическое или психическое насилие над ним.

Различают насилие физическое, сексуальное, эмоциональное (психическое) и пренебрежение основными нуждами ребенка.

Физическое насилие — это непосредственно рукоприкладство: побои, шлепки, укусы, ожоги, тряска (когда взрослый сильно трясет его). По данным Центра социальной и судебной психиатрии им. Сербского, избиениям со стороны родителей подвергаются порядка 2,5 млн детей до 14 лет, около 50 тысяч из них убегают из дома, чтобы избежать очередного нападения. Кроме того, около 30-40% преступлений происходят внутри семьи, 50% из них затрагивают детей (они становятся жертвами или свидетелями преступлений).

Сексуальное насилие (развращение) — вовлечение взрослыми несовершеннолетних с их согласия и без него в сексуальные действия, в проституцию. Демонстрация порнографии так же является сексуальным насилием.

Психологическое насилие — действия, вызывающие у ребенка страх, а также это оскорбления, унижение, отвержение, обвинения, совершение в его присутствии насилия в отношении людей и животных.

Пренебрежение основными нуждами — отсутствие элементарной заботы о ребенке.

Правовая ответственность родителей за жестокость к детям

Жестокое обращение с детьми — это преступление, и за эти действия в российском законодательстве существует несколько видов ответственности.

Уголовная ответственность

За все виды физического и сексуального насилия над детьми, а также по ряду статей за психическое насилие и за пренебрежение основными потребностями детей, отсутствие заботы о них предусмотрена уголовная ответственность (ст.ст.110-113, 115-119, 124, 125, 131-135, 156, 157 УК РФ).

Административная ответственность

Пренебрежение основными потребностями ребенка и неисполнение обязанностей по его содержанию и воспитанию подлежат административной ответственности в соответствии с Кодексом РФ об административных правонарушениях (ст. 5.35.).

Гражданско-правовая ответственность

За жестокое обращение с ребенком привлекаются к ответственности в соответствии с Семейным кодексом РФ родители или лица, их заменяющие (ст. 69 – лишение родительских прав, ст. 73 – ограничение родительских прав, ст. 77 – изъятие ребенка при угрозе жизни или здоровья).

Количество показов: 1257
Дата изменения: 24.08.2021 09:29:33

Не удерживайте детей, да не судимы будете?

Министерство юстиции РФ опубликовало для общественного обсуждения законопроект об установлении уголовной ответственности за неисполнение судебного акта об отобрании (передаче) ребенка, согласно которому ст. 315 УК РФ дополняется ч. 1, предусматривающей введение уголовной ответственности за неисполнение вступившего в силу приговора, решения суда или иного судебного акта об отобрании (передаче) ребенка лицом, подвергнутым административному наказанию за деяния, предусмотренные ч. 2 ст. 17.15 КоАП РФ, совершенные в отношении того же судебного акта.

Читайте также  Стоимость получения гос номера на автомобиль

Сразу проясню: привлечение к уголовной ответственности предусматривается для лица, уже дважды привлекавшегося к ответственности за совершение подобного правонарушения (по ч. 1 и затем по ч. 2 ст. 17.15 КоАП) и все равно отказывающегося исполнять судебный акт.

Содержание законопроекта меня очень смутило.

С одной стороны, не приветствую уголовную ответственность вообще и ее усиление в частности, а уж тем более – криминализацию новых составов, связанных с гражданско-правовыми отношениями (особенно семейно-правовыми, по определению требующими повышенно-чуткого внимания к мотивам совершения их участниками тех или иных действий).

С другой – в России ситуация с исполнением судебных актов о передаче одним родителем другому их общего ребенка (детей) – не будет преувеличением сказать – катастрофическая. Сухая статистика ФССП России свидетельствует, что в 2019 г. на принудительном исполнении в территориальных органах ведомства находилось 837 исполнительных производств об отобрании (передаче) ребенка и определении его места жительства, за 8 месяцев 2020 г. – 517. И это только количество судебных дел, которые перешли в стадию исполнительного производства; в реальности по всей стране таких споров значительно больше.

Каждый такой случай драматичен, и очень часто неправы бывают обе стороны.

В коридоре Мосгорсуда однажды произошел такой случай: стороны семейного спора – отец и мать – вышли из зала заседания, и отец, держа на руках дочь 4–5 лет, пошел прочь по коридору (девочка спокойно обнимала его за шею, она явно не чувствовала по отношению к нему ни отчужденности, ни страха), а мать бежала за ними и кричала: «Отдай дочь! Отдай ее мне! Ты же слышал, что суд решил?! Отдай дочь мне!» По-видимому, коллегия судей Мосгорсуда то ли «засилила» (оставила без изменения) решение первой инстанции, то ли вынесла новое решение по спору об определении места жительства ребенка, и по итоговому судебному акту дочь должна была оставаться с матерью.

И вот есть судебный акт, согласно которому ребенок должен остаться с мамой, а папа подхватывает ребенка на руки и, несмотря ни на что, невзирая ни на какие судебные акты, вступившие в силу прямо в этот день, уносит его из суда.

Описанная ситуация, помимо того что запредельно драматична, а с учетом того, что это семейные отношения, – даже, на мой взгляд, трагична, – еще и тупикова. Несмотря на то что мы как юристы понимаем – судебный акт должен исполняться, нельзя отмахнуться и от другого факта: посетителям Мосгорсуда, ставшим тогда невольными очевидцами драматичной сцены, было очевидно, что девочка совершенно не возражала, что ее уносит отец, а к матери, бежавшей за ними и требовавшей вернуть ей ребенка, относилась как минимум спокойно (а как максимум – даже безразлично).

То есть отец не нарушал волю ребенка: дочь, видимо, совершенно устраивало, что она остается с папой, – но при этом он нарушал закон, отказываясь исполнять вступивший в силу судебный акт.

Наверное, приходится согласиться с необходимостью введения в УК подобной нормы, иначе судебные акты останутся без уважения, а они должны уважаться, иначе теряется последняя (или единственная) возможность законно разрешить подобные споры, связанные с воспитанием детей (если сами родители не могут урегулировать их). Наличие уголовной ответственности может сыграть предупреждающую роль, останавливая родителей, не желающих исполнять решения судов.

Однако считаю необходимым дополнительно отметить два аспекта, требующих максимально ясного понимания и широкого распространения в среде наших сограждан.

Во-первых, исключительно важно акцентировать внимание в обществе на теме соотношения прав и обязанностей. Судебный акт и процедура его исполнения появляются в деле не сразу, и к моменту их появления спор супругов уже имеет предысторию. Здесь важно следующее обстоятельство: пока нет соответствующего соглашения между родителями, определяющего место жительства ребенка (детей) с одним из них, либо решения суда, определяющего место его (их) жительства с одним из родителей на время судебного разбирательства или окончательно разрешающего этот спор, каждый из родителей вправе удерживать детей у себя. Но если такое соглашение или судебный акт есть, они подлежат обязательному исполнению, даже если один из родителей категорически не согласен с тем, что ребенок (дети) остались с другим родителем.

Во-вторых, родитель, который, несмотря на такой запрет, все же забирает и удерживает ребенка (детей) у себя, должен знать, что в дальнейшем эти обстоятельства, как и факт привлечения к уголовной ответственности, отрицательно скажутся на его родительских перспективах. Споры об определении места жительства детей и порядка общения с ними отдельно проживающего родителя нередко следуют один за другим.

Здесь вполне применимо знаменитое выражение: если проиграна битва (в данном случае – спор об определении места жительства ребенка или детей), то вполне возможно, что еще не проиграна вся война (в данном случае – споры об определении порядка общения с детьми отдельно проживающего родителя). Если родителю не удалось добиться определения места жительства с ним, в новом судебном процессе можно добиться такого порядка общения, который его устраивает (при обязательном соблюдении условия – чтобы этот порядок соответствовал интересам ребенка). Однако если в отношении такого родителя, вопреки всему не исполняющего положения судебного акта, будет вынесен приговор в соответствии с предлагаемой новеллой УК, очевидно, что этот факт существенно ухудшит его процессуальную позицию в судебном рассмотрении его иска к другому родителю об определении порядка общения с ребенком (детьми), так как привлечение истца к уголовной ответственности по профильной статье УК будет использовано ответчиком в качестве весьма серьезного довода в возражениях против удовлетворения иска.

В заключение отмечу еще одно важное обстоятельство: в пояснительной записке к законопроекту в качестве обоснования необходимости принятия данной новеллы УК приведена ссылка на Постановление Европейского Суда по правам человека по жалобе № 62526/15 «Муружева против России», в котором было установлено нарушение ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с несоблюдением прав заявительницы на уважение семейной жизни ввиду длительного неисполнения решения об определении с ней места жительства ее детей. Таким образом, в данном случае позиции России и ЕСПЧ по данному важнейшему вопросу семейно-правовых отношений, обоснованно вызывающему столь много конфликтов, совпадают, ибо стремление родителей удерживать детей вопреки вынесенным и вступившим в силу судебным решениям, даже если они с ними не согласны, необходимо пресекать.

Решил ли Верховный Суд проблему толкования ст. 126 УК РФ? Постановка проблемы.

Стажер уголовной практики Коллегии адвокатов г. Москвы «Ошеров, Онисковец и Партнеры» Семенцова Наталья

24 декабря 2019 года вступило в силу Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 58 «О судебной практике по делам о похищении человека, незаконном лишении свободы и торговле людьми». Предполагалось, что этот документ положит конец существовавшему в доктрине спору относительно толкования понятия «похищение» и станет ориентиром для формирования единообразной практики у судов. Однако данное постановление не выполнило возложенные на него задачи.

Читайте также  Счетчик взамен вышедшего из строя косгу

Ч.1 ст. 126 УК РФ представлена в следующем виде:

Похищение человека — наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

Соответственно, проблема заключалась в том, что диспозиция данной статьи относится к категории простых, то есть не предусматривает описание объективных признаков состава данного деяния. Это обстоятельство предоставляло широкий простор для толкования понятия «похищение» как в уголовно-правовой доктрине, так и в судебной практике.

Так, одни ученые относили к объективной стороне похищения захват человека, его перемещение и последующее удержание. Другие – только захват и перемещение. Третьи – только удержание (в ситуации, когда потерпевший под влиянием обмана или заблуждения самостоятельно перемещается в место, где подвергается последующему насильному удержанию).

Стоит отметить, что и сам Верховный Суд РФ не давал однозначного ответа относительно возникших споров. Показательным в данном случае является постановление Президиума Верховного Суда РФ n 207п2000 от 17.05.2000 по делу Абдуллина А.Р., в котором Суд, давая толкование понятию «похищение», сначала отнес к объективной стороне этого деяния захват, перемещение и удержание потерпевшего, а потом (в тексте того же самого постановлени) исключил удержание из объективной стороны и отнес его к цели захвата и перемещения, к достижению которой стремится виновный при совершении указанных действий.

Не удивительно, что суды в отсутствие ориентира в виде четко сформулированного подхода к толкованию диспозиции ст. 126 УК РФ по-разному понимали понятие «похищение», занимая одну из указанных выше теоретических позиций (см. к прим: Постановление Московского городского суда от 25.12.2015 г. по делу N 4у-6681/2015; Апелляционное определение Московского областного суда от 11.02.2014 по делу N 22-63; Постановление Президиума Московского городского суда от 20.01.2012 по делу N 44у-314/11; Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Приморского краевого суда от 15 марта 2012 г. по делу N 22-801/2012 и др).

Вместе с тем, определение обязательных признаков объективной стороны похищения имеет важное значение, поскольку от этого зависит решение другой проблемы – определение момента окончания данного деяния. Это, в свою очередь, позволило бы решить вопросы соучастия в этом преступлении и отграничения ст. 126 УК РФ от иных составов. Обратившись к тексту принятого Постановления, можно сделать вывод о том, что обозначенная выше проблема не нашла решения.

Так, согласно п. 2 Постановления под похищением человека следует понимать его незаконные захват, перемещение и последующее удержание, а моментом окончания этого преступления является момент захвата и начало его перемещения [1] . Примечателен тот факт, что в первоначальном проекте указанного Постановления «похищение» было определено как захват и перемещение человека в другое место, совершенные против или помимо его воли и направленные на незаконное удержание потерпевшего. Удержание при такой формулировке рассматривалось не как часть объективной стороны, а как цель, к достижению которой стремится виновный при совершении этого преступного деяния. По какой причине разработчики проекта Постановления включили в итоговый вариант текста в состав объективной стороны удержание, остается не ясным.

При толковании положений п.2 Постановления возникает вопрос – не указали ли разработчики, включив удержание в объективную сторону, на наличие фактического и юридического моментов окончания похищения? Если так, то как необходимо квалифицировать действия лица, которое не выполняло действия по захвату и перемещению, а лишь удерживало потерпевшего в месте, куда его доставили, при наличии осознания факта незаконности такого удержания?

Как известно, соучастие в преступлении допустимо до фактического момента окончания преступного деяния. Наиболее ярко это прослеживается в преступлениях с усеченным составом (например, в процессе разбойного нападения, которое юридически окончено с момента нападения в целях хищения с применением опасного для жизни или здоровья насилия либо угрозы применения такого насилия, пособник предоставит ключи для открытия сейфа, в котором хранятся деньги).

Если согласиться с мнением о выделении в похищении фактического момента окончания в виде удержания, то лицо в описанной выше ситуации будет привлечено к ответственности по ст. 126 УК РФ, поскольку объективная сторона похищения будет считаться оконченной именно с момента начала удержания.

Если же разработчики текста Постановления при включении удержания в объективную сторону похищения не имели цели разделить моменты окончания этого деяния на фактический и юридический, и преступление считается оконченным именно с момента перемещения, то по какой статье УК РФ подлежат квалификации действия этого лица? Как незаконное лишение свободы?

Второй момент, вызывающий определенную неясность в разграничении ст. 126 и 127 УК РФ, заключается в квалификации удержания потерпевшего по ст. 126 УК РФ в том случае, когда он самостоятельно, но под влиянием обмана, переместился в место последующего удержания. Получается, что в ситуации, когда лицо изначально находится в месте, где в последующем будет ограничена его способность к передвижению, действия виновного будут квалифицированы по ст. 127 УК РФ, а в ситуации, когда введенный в заблуждение потерпевший самостоятельно прибывает в указанное место, виновный будет привлечен к ответственности по ст. 126 УК РФ.

Вместе с тем, в данном случае представляется верной позиция Костылевой О.В., которая считает необходимым относить к ст. 126 УК РФ тот случай, когда находящийся в заблуждении потерпевший самостоятельно, но при сопровождении (!) виновного (ых) лиц перемещается в место последующего удержания. В данном случае имеется фактор контроля со стороны похитителя (ей), который позволяет усмотреть в его (их) действиях наличие умысла именно на похищение человека. В случае же, когда потерпевший, находясь под влиянием обмана, самостоятельно прибывает в место незаконного удержания, действия виновных подпадают под ст. 127 УК РФ.

Тем не менее, Верховный Суд пошел по пути признания этих действий (в двух описанных выше ситуациях) похищением, что представляется не совсем логичным и порождает еще большее поле для дискуссии.

[1] Сразу стоит оговориться, что вопрос об окончании похищения в том случае, когда потерпевший под влиянием обмана перемещается в место, где в последующем будет совершено его незаконное удержание, рассмотрению в данном случае не подлежит.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: